Наверх

Эдуард Гуревич: Не управлять, а направлять

19.05.2014
Алексей Машкевич

50 лет служения культуре – так обозначил свой статус-кво Эдуард Гуревич, который в настоящее время служит ей в должности директора Ивановской государственной филармонии. Неудивительно, что разговор с ним получился не юбилейным, а культурным…
 
Как Вам на протяжение стольких лет удается совмещать административную деятельность и творчество?
Наверное, благодаря переключению с одного на другое. Интенсивный административный и педагогический труд по отдельности очень утомляют, а когда переключаешься с одного на другое, уже усталости не чувствуешь.

Сейчас кто-то очень активно ругает, а кто-то с тоской вспоминает советские времена. Тогда, с одной стороны, был жесткий идеологический пресс, а с другой, вы достаточно спокойно играли джаз, вырос Саша Сакуров, который тоже играет джаз, художник Валерий Бахарев писал свои авангардные полотна… А сейчас вроде никто не давит на художников, а такое чувство, что в 90-х в ивановском крае культура закончилась. Нет у вас такого ощущения?
Ощущения, что культура закончилась в 1990-х, у меня нет. И, кстати, говоря, я как-то не ощутил тогда давления. Ни в каком проявлении.

А я вот про это и говорю. Про него сейчас много говорят, а никто его вроде как и не ощущал...
Скажу про себя и про музыкальное училище, где творчество процветало. Все изучали классику, а играли рок и джаз – студенты, преподаватели. У нас был клуб меломанов, где люди собирались и говорили о разной музыке (которую, может, даже никто не слышал). Саша Краснов приносил записи, которые он где-то добывал, и на эту тему рассуждали – это был очень современный и перспективный разговор. Хотя чисто идеологически нам говорили, что да, лучше бы джаз не играть, но несмотря на это спокойно работал).
Нужно ли управлять? Скорее направлять. Талантливый художник сам себе выбирает направление и идет напролом, он сам себе цензор, а художнику средней руки важно мнение коллег или кого-то еще…

Я про другое. Вроде были ограничения, а культурная жизнь била ключом. Сейчас давления практически нет, но нет и ярких творческих личностей. Не вижу я сейчас в искусстве взрывных моментов…
Но ведь в искусстве они появляются и без давления. Но вот что этому способствует… В советское время билеты в театры, в филармонию были несоизмеримо доступней, чем сейчас. Далее, в переходный период, в период перестройки в культуру совершенно не вкладывали денег и какие-то вещи, которые раньше делались государством или профсоюзами, просто ушли. Из-за этого целые поколения, я так думаю, не приобщились к культуре вообще! Один пример по филармонии. Раньше администрация звонит в школу и говорит: «Мы вам можем выписать абонемент на 4 концерта в течение года для младших школьников и на 2 концерта для старших школьников». У школы были деньги на внеклассную работу, школа покупала абонементы. В результате дети приобщались – ведь любое блюдо надо попробовать, а для того, чтобы попробовать, надо сначала сунуть его в рот.
Сейчас, чтобы прийти в школу и дать там концерт, надо с родителей собрать деньги. А не каждый понимает, что это его ребенку нужно. А тот, кто понимает, скорее всего не имеет денег в кармане. Когда деньги выделялись на какую-то воспитательную работу средствами искусства - это было очень большое достижение...

Вы разделяете мое ощущение, что лет тридцать назад, в советское время, культура была более востребована, а деятели культуры были более авторитетными? Сейчас и авторитет ушел, и востребованность...
Про авторитет не знаю, а про востребованность - да, разделяю.

Почему буквально какие-то десять лет назад, во время губернаторства Тихонова, ивановская творческая интеллигенция находила в себе силы как-то высказываться против действия власти, против притеснений? И вы высказывались, и Орлов высказывался. А сейчас тишина. Я не понимаю – то ли в областной культуре всё волшебно (но я в это не верю), то ли всех прикормили, то ли люди просто устали от борьбы с мельницами? Вас в филармонию посадили, Орлову его вожделенный бесплатный кабинет дали - и настоящих буйных не стало…
Нет, нет – не в этом дело.

А в чем?
Дело всё в том, что в ту пору создалась невозможная ситуация, которая давила на работников культуры и спровоцировала восстание. Сейчас этого нет.

А чем давила та ситуация?
Авторитарным руководством некоторых личностей.

Веры Геннадьевны Добролюбовой?
Да. А ведь когда Вера Геннадьевна пришла на должность руководителя департамента по культуре, её встретили очень тепло. У всех были надежды на то, что пришёл профессионал. Многие так и говорили: «Это наш человек! Сейчас всё развернётся». И надо сказать, что не всё было так мрачно. Все-таки Вера Геннадьевна нашла деньги и сделала в филармонии два штатных оркестра, хотя казалось, что это невозможно. (Камерный оркестр до этого был внештатный, народного вообще не было.) Но когда мнение осталось только одно, а другие нельзя было высказывать (ты сразу становился неугодным) – это людей обидело и возмутило. Восстание было реакцией на ту политику, которая стала внедряться. Вот и всё. Сейчас этого нет. Сейчас все работники культуры не прикормлены, я бы сказал, что они уважаемы. Ну, я не скажу за всех – говорю за себя. Я пережил восемь начальников управления культуры, все были разные по уровню образованности, интеллигентности. Я всегда чувствовал себя комфортно – работая и заместителем директора музыкального училища, и директором училища. Но когда пришла Вера Геннадьевна, ничье мнение во внимание не принималось. А сейчас к нам прислушиваются, относятся уважительно. Бывают некоторые трения, но это чисто рабочий момент. И поэтому у людей нет желания сопротивляться - нечему. Другое дело – оценка того, что происходило в культуре вчера и происходит сегодня. Но я не буду об этом говорить.

Тогда по-другому спрошу. Когда после ухода Тихонова вы согласились стать заместителем начальника департамента культуры это было желание что-то поменять или что-то доказать?
Это было приглашение.

Но вы его приняли.
Я принял.

Зачем вы пошли в администрацию? Многие тогда удивились.
Я даже не знаю зачем… Вообще мне всегда было интересно чем-то новым заниматься. И ещё считается, что человек должен в одном кресле сидеть не более 8 лет, дальше менять что-то надо. Плюс стечение обстоятельств...
Меня пригласила побеседовать Ольга Анатольевна Хасбулатова и сказала: «Ты мне нужен». В это время я работал в Москве, но семья была здесь. В Москве я жил на съемной квартире и ездил в Иваново к оркестру, который я не бросал. Конечно, это было неудобно и неправильно: оркестру нужно регулярно выходить на сцену, а в связи с тем, что я работал в другом городе количество выступлений у нас уменьшилось. И все как-то срослось... Ольга Анатольевна тогда сама еще не была утверждена в должности, но уже набирала команду.

А почему ушли из департамента?
Я получил новое поручение. В 2010 году Ольга Анатольевна так же пригласила меня и сказала: «Эдуард Аркадьевич, филармония открылась после ремонта и ей не хватает деятельного и творческого руководителя. Мы просим вас возглавить филармонию».

Я вас попрошу отвлечься от персоны Ольги Анатольевны Хасбулатовой и ответить вот на такой вопрос. Мне кажется, что беда культуры в Ивановской области в том, что она находится не в том комплексе. Социальный комплекс, на мой взгляд, должен заниматься школами, больницами и т.п. (по принципу обязательности и уравниловки). А культура – это все-таки прорыв. Который сложно сделать параллельно с раздачей социального минимума. И в итоге мы имеем в культуре «среднюю температуру по больнице» - все серо и неинтересно...
Я думаю, дело в другом. До прихода Меня культура не входила в социальный комплекс…

Но там как раз личность руководителя сыграла...
Вот, самое главное – именно личность руководителя, а также возможность уделять той или иной сфере больше или меньше внимания. В частности, если взять сегодняшний комплекс социальной сферы, это шесть или семь департаментов и комитетов, которые живут в разных условиях. ЗАГС финансируется из Москвы, т.е. финансы не местные, хотя здесь местные ими управляют. Соцзащита имеет и те, и другие деньги, государство тратит существенные средства в заботу о пожилых и сирых. В медицине национальный проект, куда тоже вваливают деньги (другое дело, что деньги - это далеко не всё). В культуру же государство практически не вкладывает. За культуру отвечают местные бюджеты, а они бедные. Комплекс социальной сферы, как я понимаю, просто не успевает обрабатывать то количество информации, задач и денег, которые приходят в другие сферы.

То есть чиновникам просто не до культуры?
Ну да, так и есть. Но это, мне кажется, издержки государственной политики, а не ивановской.
Впрочем, многое зависит от конкретного руководителя. Когда культуру курировал заместитель губернатора, в Ивановской области стало на два оркестра больше…

Почему сложилась такая ситуация? В экономический департамент не идут работать бизнесмены, в департамент культуры - творческие люди? Или их не берут?
Почему вы думаете, что не идут? Кому предлагали?

Вы посидели и ушли.
А кому еще предлагали? С бизнесом все понятно: заработная плата руководителя, скажем, департамента не сопоставима с доходами предпринимателя. В свое время в культуру пришла доктор наук Котлова. Но ее позвала та же Ольга Анатольевна Хасбулатова. А сейчас я не знаю, кому что предлагают и предлагают ли вообще. Такой момент тоже есть.

Задам последний вопрос – совершенно не парадный и не юбилейный. На праздновании Дня работника культуры в филармонии на сцене пели романсы, а вокруг сверкали лазеры и полз полуживой дым, на котором явно сэкономили. Говорят, это было сделано по указке сверху…
Не совсем сверху...

Не бывает стыдно за такие моменты?
Я бы оставил это без комментариев. Могу сказать, что я возражал против дыма и лазерного шоу на том мероприятии. Но все решалось в последний момент и я поддался на уговоры, что это красиво…

Вернуться к списку новостей