Наверх

Владимир Абаринов: Долгосрочные последствия или Москва-2024

07.10.2011
Пытаясь объяснить народу свой отказ от борьбы за второй срок, Дмитрий Медведев сослался на пример из заокеанской политики:
Ну, вот можем себе представить такую ситуацию, что, например, Барак Обама начал бы конкурировать с Хиллари Клинтон? А я напомню, что они оба были в отборе на должность президента. Ну невозможно себе представить! Они оба из Демократической партии, и они принимали решение исходя из того, кто способен принести лучший результат.
Это рассуждение свидетельствует или о лукавстве, или о полной неосведомленности президента России о механизме выборов в США.
В 2008 году Хиллари Клинтон и Барак Обама отчаянно соперничали друг с другом за партийную номинацию. Праймериз завершились фактически вничью: ни один из кандидатов не набрал большинства, необходимого для выдвижения на партийном съезде, – 2025 голосов. Делегаты съезда обязаны голосовать в соответствии с итогами праймериз.
Сторонники призывали Хиллари продолжать борьбу на съезде. Партийных боссов такой сценарий страшил. Они опасались раскола партии. Последний раз съезд демократов решал вопрос о едином кандидате, а не утверждал кандидатуру победителя праймериз в 1968 году. Но тогда ситуация была исключительная: действующий президент Линдон Джонсон отказался баллотироваться на второй срок, а фаворита гонки Роберта Кеннеди убили. В 2008-м проблема заключалась в наличии двух сильных кандидатов, ни один из которых не был в состоянии одержать чистую победу.
И Хиллари стали выкручивать руки, обвинять ее в том, что ставит она личные амбиции выше интересов партии и страны. Она сдалась и после встречи тет-а-тет с Бараком объявила, что снимает свою кандидатуру. А потом согласилась занять пост госсекретаря. Эту сделку немедленно объявили "нечестивой" - вспомнив аналогичный эпизод из американской истории 20-х годов XIX века.
Воображение отказывается представить, что произошло бы на съезде "Единой России"(который приятно удивил Владимира Кулистикова "какой-то такой очень дружеской, теплой атмосферой... атмосферой какого-то политического интима"), если бы каждый из дуумвиров выдвинул на нем себя. Видимо, приступ массовой шизофрении.
Сегодня уже забылось, что в свое время, после увеличения конституционного срока президентских полномочий, иные наблюдатели уверенно предсказывали досрочную отставку Медведева. Вполне возможно, что так и было задумано. Однако Путин решил потерпеть – не идти же на поводу у оголтелой оппозиции. Сегодня, возвращаясь в согретое предшественником кресло, он не может не понимать: теперь из Кремля его вынесут только вперед ногами, прямо на федеральное военное мемориальное кладбище, указ о сооружении которого он сам и подписал. Экзистенциальное решение!
Совершенно явственно вырисовывается перспектива геронтократии с неразборчивой речью, склерозом и прочими недомоганиями первого лица. И отвращением к своему ремеслу, если уж на то пошло. Так и будет теперь до скончания века произносить бессмысленные речи про Одержание, Слияние, Необходимое Заболачивание и Большое Разрыхление Почвы.
А Дмитрию Анатольевичу осталось доковылять "хромой уткой"до конца срока – и он вольная птица. Захочет - не пойдет в премьеры. Мало ли приятных и необременительных занятий на свете – та же фотография хотя бы. Или Твиттер. По специальному закону ему причитается почти все то же самое, что у него есть сейчас, а ответственности никакой. Худо ли?
Уж во всяком случае с судками за бесплатным обедом в ближайший номенклатурный санаторий, как, бывало, хаживали бывшие ответственные работники при советской власти, ему брести не придется. "Суп в кастрюльке из Парижа"ему обеспечен. И судьба Никиты Хрущева, уединенно доживавшего на даче и хватавшего за рукав любого прохожего, ему не грозит.
Говорят, что Путин не соблазнился таким бонвиванством потому, что боится цугундера – Международного суда в Гааге, который повадился судить бывших правителей. По-моему, никакой Гааги он не боится – нет у западных политиков политической воли для такого судебного процесса. Но и представить его пенсионером довольно трудно. Потому что закон о гарантиях бывшему президенту – палка о двух концах. В нем скрыто неразрешимое противоречие, на которое указывают эксперты . Пункт 2 статьи 3 гласит, что экс-президент пользуется иммунитетом от уголовного преследования "за деяния, совершенные им в период исполнения полномочий Президента Российской Федерации". А во второй половине той же фразы сказано, что президент не может быть "задержан, арестован, подвергнут обыску, допросу либо личному досмотру, если указанные действия осуществляются в ходе производства по делам, связанным с исполнением им полномочий Президента Российской Федерации". Так за любые действия, совершенные в период, или только за действия, связанные с исполнением полномочий?
Своих он боится, а не Гааги. Тут только выпусти вожжи из рук – и закон станет что дышло. У правильных пацанов свои понятия.

Вернуться к списку новостей