Наверх

Газета «Иваново-Вознесенск» №531(4) Что такое чиновничий аппарат и как с ним бороться?

03.02.2004 00:00
В минувший четверг в большом и очень холодном зале заседаний Законодательного собрания проходили депутатские слушания. Тему их, вместо четырехстрочной непонятицы «Об эффективности деятельности органов…», можно было бы обозначить предельно четко: Что такое чиновничий аппарат и как с ним бороться?

ВСЯ НАША ЖИЗНЬ – БОРЬБА

Состоявшиеся слушания – уже не первая попытка власти законодательной как-то ограничить власть исполнительную. Нельзя сказать, что первый шаг – сокращение на 17 миллионов рублей расходов чиновничьего аппарата – был абсурден. Скорее, наоборот. Впрочем, обладминистрацию не то чтобы урезали в деньгах по сравнению с прошлым годом, ей просто дали на год текущий меньше, чем она просила. А в сравнении все траты возросли.
Вторым ходом была попытка лишить главу области самостоятельно назначать себе заместителей. Их кандидатуры законодатели тоже желали утверждать. И снова в идее присутствовало рациональное зерно – не всегда выбор одного человека, пусть даже самого губернатора, оказывается выгодным для области. Однако эта попытка с треском провалилась на последнем пленарном заседании.
Ну, а долгое и нудное мероприятие с заслушиванием вяло отбрыкивавшихся от нападок депутатов ЗС глав управлений областной администрации, следует скорее назвать протокольным.

«ЭФФЕКТИВНОСТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВЛАСТИ – ПОНЯТИЕ ФИЛОСОФСКОЕ»

Об этом заявила в ходе слушаний самый молодой (в смысле – недавно назначенный) заместитель губернатора Ольга Хасбулатова. А она в философии разбирается.
В самом деле, если аппарат пухнет, как на дрожжах, а жизнь людей в регионе не улучшается, то не все, видимо, с управлением в порядке. С другой стороны, существует и масса внешних факторов, не последним из которых является кадровый голод. Сколько уже было примеров, когда умного и деятельного человека приглашали послужить на благо области, а он отвечал, что, дескать, официальная чиновничья зарплата его устроить не может, а воровать и взяточничать он не приучен (сразу предупреждаю: сие – цитата, а не моя личная попытка оскорбить госслужащих и обвинить их в противоправных действиях).
В целом же в ходе слушаний неоднократно поднимался вопрос о критериях оценки, и более-менее внятный ответ на него попытался дать лишь депутат Мельников, сказав, что к таковым следует относить эффективность управления ресурсами, доступность услуг населению и уровень защиты малообеспеченных слоев.
На практике же получается, что та самая доступность услуг тоже понятие весьма относительное. С одной стороны, официальные данные о среднем заработке и прожиточном минимуме в области заставляют всерьез задуматься, как вообще мы до сих пор не вымерли, как тараканы под дихлофосом. С другой, открывающиеся тут и там рестораны, бары, казино, торговые центры, полные товаров и людей, их активно приобретающих, свидетельствуют о каких-то иных доходах, кроме официальных. Не буду разражаться тирадой на тему теневой экономики, скажу лишь, что неспособность власти вывести «черный нал» на свет божий суть тоже не плюс.

НУ ЧТО, ПОСЧИТАЕМ, ГОСПОДА СОСТОЯТЕЛЬНЫЕ КРОТЫ?

Но вернемся к зарплатам. Предполагалось, очевидно, что чиновники сами укажут депутатам в своих сообщениях на собственные недостатки и заодно предложат, как с ними бороться. На деле те прислали в ЗС свидетельства о регистрации, основные положения о работе (и то не во всех случаях) и штатные расписания с указанием окладов и надбавок.
Хитрее всех, оказалось, поступили сотрудники трех управлений: финансового, печати и по делам гражданской обороны. В представленной ими информации конкретные цифры отсутствуют напрочь. Если только штатные «единицы», которые, вероятно, как духи бесплотные, работают на голом энтузиазме. Надо полагать, слукавили и в управлении «Ивавтодор», указав «голые» оклады (у начальника – 4900 рублей).
Более же всего потряс отдел записи актов гражданского состояния, предложивший законодателям исключительно рассказ о том, как он «обеспечивает органы ЗАГС Ивановской области бланками свидетельств о государственной регистрации актов гражданского состояния», «формирует архивный фонд», проводит проверку материалов «о перемене гражданами фамилии, имени, отчества» и т. д. и т. п.
Эти четыре хитреца избежали попадания в нашу сводную таблицу о зарплатах чиновников. Впрочем, многое другое тоже наводит на мысли о некоей необъективности.
Так, если верить представленным данным, зарплата заместителя губернатора, руководителя управления культуры г-жи Добролюбовой (7840 рублей) на тысячу с лишним рублей меньше, чем у заместителя председателя комитета по делам молодежи, и в два раза ниже, чем у начальника управления образования.
При этом совершенно восхищает, что у сотрудников комитета по охране окружающей среды достало хитрости в графе «месячный фонд заработной платы» ставить цифру голого оклада, в то время как надбавки «за особые условия» и выслугу лет у начальника комитета г-на Агапова превышают оклад (4600 рублей) вдвое, формируя итоговую цифру в четырнадцать с лишним тысяч.
Спасибо еще тем чиновникам, кто хоть указывает причину надбавки. Ту же выслугу, к примеру, хотя не совсем понятно, откуда может взяться таковая у человека, занявшего чиновничье кресло без году неделя. А то вон у председателя все того же комитета по делам молодежи г-на Дубова надбавка просто «прочая», а это – 160 процентов плюсом к окладу (итого 11 тысяч).

ИТОГО

Приняты рекомендации – создать совместную комиссию «для детального изучения эффективности работы существующих государственных органов…». Забавно. Очередная чиновничья структура. От души хотелось бы пожелать ей успехов в работе заодно с выражением надежды, что господа в ее составе не получат еще какую-нибудь надбавку за дополнительные перегрузки. А также попытаться понять – хотя бы в общих чертах – механизм работы комиссии. Пока что ничего в голову не приходит. Кроме разве что гипотетического скандала, когда представители управлений, функции которых депутаты считают (заслуженно) дублирующими или вообще номинальными, будут изо всех сил упираться, доказывая собственную незаменимость.
Если же слушания проводились с целью просто перешагнуть очередной этап на пути сокращения аппарата (а то вон только для связей со СМИ у губернатора существует отдельный пресс-секретарь, плюс к нему – еще консультант, а вдобавок и целый пресс-центр из четырех человек, а связи эти как были довольно условными, так и остались) и теперь следует ожидать новых, более конструктивных действий в этом направлении – тогда все понятно. Непонятно только, для чего понадобилось убивать добрую половину рабочего дня.

Мария Ауге