Наверх

Газета «Иваново-Вознесенск» № 634(6) Михаил Смирнов: «Чтобы не опускаться ниже плинтуса…»

14.02.2006 00:00
Кадровые изменения в «Рабочем крае»: подробности из первых рук

Смена главного редактора в муниципальной газете «Рабочий край» вызвала неожиданно острый резонанс в журналистских кругах. Правда, полемика велась не в открытой печати, а в основном через Интернет. Волнение коллег, очевидно, вызвал не столько сам факт кадровых изменений в старейшей газете области, сколько их антураж. Уход Михаила Смирнова по собственному желанию со своего поста, за 4 года до истечения контракта с Ивановской мэрией, сильно напоминает взмах «новой метлы», прошедшейся по подотчетному ей средству массовой информации. В других СМИ, судя по всему, забеспокоились: не замахнется ли «метла» и на независимые (от органов власти) издания? Масла в огонь подлили слухи о встрече Смирнова со спикером областной Думы (пока еще ОЗС) Андреем Назаровым, которая якобы стала причиной демарша.
Была эта встреча или нет? Что на ней говорилось? Насколько ситуация с «РК» может быть спроецирована на всю прессу Ивановской области - в ее взаимоотношениях с недавно избранными властями?..

Михаил Смирнов дал интервью для «Иваново-Вознесенска».

Кабинетная беседа

- Первый вопрос - может быть, самый острый и самый сложный: что за разговор был у Назарова в кабинете?
- Разговор был очень короткий. Он меня пригласил побеседовать с ним. Я так и думал, что это будет беседа... Встретил он меня крайне недружелюбно и сразу же, с порога, начал кричать. Я попросил его этого не делать, он продолжал тем не менее и сказал несколько оскорбительных слов в мой адрес.
- Относительно работы или конкретно в твой адрес?
- Я считаю, что в мой личный адрес. Я так это расцениваю. После этого я, чтобы не опускаться ниже плинтуса, просто встал и вышел.
- И написал заявление?
- Написал заявление я не из-за господина Назарова. Это, так скажем, один из мифов последнего времени. Да, я написал после встречи с Назаровым, но не из-за господина Назарова. Что мне дала встреча с ним? Я просто лишний раз увидел всю красоту лица «Единой России».
- Вопрос сразу возникает: а какое отношение имеет спикер Законодательного собрания к «Рабочему краю»?
- Никакого совершенно. Формально никакого - потому что учредители «Рабочего края», как известно, - городская администрация и трудовой коллектив. Но я счел необходимым - раз меня вызывает второе лицо в области...
- ...Приглашает или вызывает?
- Приглашает, приглашает... то почему бы не встретиться? Но встреча была вот такого рода.
- А что конкретно вызвало такую реакцию у Назарова? Насчет чего он кричал-то?
- Понять было сложно, насчет чего он кричал вообще, но главная его претензия состояла в том, что благодарность Полтавченко Назарову за проведение совещания в Решме была поставлена не на первой полосе, как бы ему хотелось, а на последней, четвертой. Дело в том, что у нас в «РК» традиционно все благодарности, будь они хоть от президента России, всегда помещались на четвертой полосе.

Первые встречи - последние встречи...

- Мэр областного центра Александр Фомин в тот же день, спустя несколько часов, выступая в передаче «Актуально» на ТРК «Барс», на вопрос ведущего о смене редактора в «Рабочем крае» сказал, что он ничего не слышал о твоем заявлении. Он на самом деле не знал об этом?
- Затрудняюсь сказать, я с ним не общался.
- То есть лично он заявление не получал?
- Лично не получал. Я просто написал новому директору Анне Сафоновой заявление об уходе по собственному желанию. Но еще раз повторяю: решение уйти из редакторов я принял не после встречи с Назаровым, а после встречи с Фоминым. Она была в тот же день, часа за два или за три до встречи с Назаровым. В перерыве между двумя встречами я и принял такое решение. Ну, может быть, на два-три дня встреча с Назаровым его ускорила.
- Тогда, если не сложно, - что было на встрече с главой города?
- На ней мне было сказано, что у меня будет новый заместитель (в принципе я про это уже знал). Это был один из компромиссов, на которые я согласился пойти с новой городской властью. Но неожиданно на этой встрече, на которой присутствовали и новый директор МУП «Рабочий край», и потенциальный, так скажем, мой будущий зам, вдруг выяснилось, что должностные обязанности для своего зама буду разрабатывать не я. Вот это было для меня удивительно. Было сказано, что их будет разрабатывать директор. Мне все равно, кто бы их ни разрабатывал, - в любом случае это было бы явное и открытое покушение на мои права как редактора формировать штаты.
- В связи с «кадровой ломкой» в «Рабкрае» в журналистских кругах назывались фамилии Кораблева и Куклевой. Якобы было продиктовано убрать этих сотрудников. Это так или нет?
- Это было в приватном разговоре, так скажем, и не в этот день.
- Но это было?
- Да.
- Чем они не угодили и кому?
- Они не угодили все той же «Единой России», как я понимаю.
- В лице?..
- «В лице» многих лиц. Кораблев, я думаю, за его статьи, которые описывают нашу местную ивановскую политику, а Куклева, скорее всего, - за материалы под рубрикой «День субботний», которые она начала писать сравнительно недавно. Они по большому счету о ситуации в стране, а не в области... Кстати, вместе с Мариной из газеты, также «по собственному», ушли Лариса Шубина, заместитель ответственного секретаря, и Ирина Смирнова. Вместе со мной - четверо...

А ты его уважаешь?!

- В том же интервью «Барсу» мэр сказал, что к газете «Рабочий край» у него уже были претензии: она плохо отражала жизнь города. В чем это выражалось? Давал учредитель какие-то рекомендации по этому поводу - когда уже работа деловая началась?
- Я должен сказать, что деловая работа у нас с ним практически не началась. После того как его избрали (после того, как он избрался, я бы сказал) и до того момента, когда он фактически предложил мне вот этого зама, мы с ним не встречались. Так что ни предложений, ни рекомендаций не было. Мы с ним просто не встречались. Он не выражал желания со мной встретиться... Правда, однажды на пресс-конференции, на которой была наша сотрудница, он озвучил свое отношение. Сказал, что газетой он недоволен. И назвал две причины - одна забавней другой, на мой взгляд. Первая: что мы неуважительно пишем о президенте (якобы однажды мы написали «Путин и компания». Я, правда, не помню такой фразы, но ничего страшного в ней не вижу, если она и была). И второе: то, что в газете много... пустой рекламы. Вот этого я понять не могу! Что такое - «пустая реклама»?.. Вот были две претензии к газете, некогда озвученные.
- Чего все-таки, на твой взгляд, хотело новое руководство города от муниципального СМИ?
- Я полагаю, оно хотело бы полного отсутствия инакомыслия в газете. Даже не инакомыслия, а свободного выражения мысли. Хотело бы некоей унификации (которая, кстати, сейчас в газете и наблюдается) - унификации стилей, унификации мыслей, - которая нравилась бы «Единой России». Любой организации, созданной по армейскому образцу, такая унификация всегда близка.
- У предыдущего руководства, со стороны Грошева, какие-то претензии были к газете? Конфликты, шероховатости возникали?
- Работы без конфликтов не бывает. Но это было в рамках обычного рабочего режима. Мы с Александром Васильевичем встречались постоянно и любые трения (а между нами они возникали периодически) старались решать полюбовно. Вообще, мне было очень комфортно с ним работать.
- А сам ты как расцениваешь «Рабочий край» на тот момент, когда ты его оставил? Теперь на этот вопрос можно отвечать уже со стороны.
- Я не могу сказать, что это был идеал газеты, даже областного уровня, но я и мои коллеги стремились сделать ее как можно лучше. Я думаю, что в последнее время мы делали хорошее издание.
- Когда пришло решение подать заявление «по собственному», у тебя были какие-то планы по трудоустройству? И есть ли сейчас?
- Планы у меня есть. Не обязательно они будут реализованы моментально - может быть, у меня будет какой-то переходный период... Пока я рассматриваю несколько предложений, которые мне поступили.

«Странные вещи» уже происходят

- Как ты считаешь, изменится ли курс «Рабочего края» после смены руководства?
- Я не хочу никого обижать, но мне кажется, что под новым руководством с «Рабочим краем» ничего хорошего не будет. Я не бываю в редакции, но общаюсь со своими бывшими коллегами и премного наслышан об атмосфере, которая там царит. Мне кажется, нынешний и. о. главного редактора не по годам амбициозен. Это грозит бедами коллективу. Я думаю, что конфликт - резкий, острый, болезненный - не за горами... Мне очень жаль, что я покинул это издание. Но не из-за того, что я потерял какой-то пост, положение и так далее. Я пусть дома, пусть без работы, но мне морально сейчас легче. Больно за людей, которые остались. Там уже странные вещи происходят. Например, журналистку, имя которой у читателей всегда ассоциировалось с темой культуры, переводят в отдел, занимающийся социальными проблемами. Вчера она уже была на каком-то совещании по «установке унитазов»...
- Напоминает ситуацию в областном парламенте. Там депутата, специализирующегося на бюджетных проблемах, вдруг кидают в комитет по законодательству...
- Типично «единороссовские» заморочки.
- Насколько ситуация с «РК» может быть спроецирована на областную журналистику?
- Мне неизвестно, как господин Мень поведет себя с «Ивановской газетой». Очень хочется верить, что он поведет себя с ней не так, как господин Фомин, а вернее, его товарищи по партии повели себя с «Рабочим краем». Что же касается частных изданий... Захватившие полноту власти «единороссы» будут стараться так или иначе выдавить те СМИ, которые, на их взгляд, не соответствуют политике партии. Любыми способами. Можно предположить какими. В первую очередь, конечно, давлением на учредителей.

Интервью взял Андрей Гладунюк