Наверх

Газета «Иваново-Вознесенск» № 828(99) Следственный комитет перепутал причину со следствием

17.12.2009 00:00
Анатолия Молодова 8 месяцев держат в СИЗО за взятки. После передъявления обвинения выясняется, что никаких взяток он не брал

О том, что обвинение, предъявленное главе Заволжского района Анатолию Молодову, 15 декабря было переквалифицировано самым загадочным образом, я узнал первым из журналистов. Пишу же об этом самым последним – такова уж специфика еженедельника. И это при том, что именно «Иваново-Вознесенск» с апреля месяца, будто сводки с фронта боевых действий, постоянно публикует подробнейшие отчеты о ходе следствия по самому скандальному уголовному делу 2009 года, а также рассказывает о состоянии здоровья самого высокопоставленного сидельца СИЗО № 1, перенесшего в тюремной камере инфаркт и инсульт.
Но я рад за коллег – ведь они откликнулись на эту новость удивительно оперативно. Даже прокомментировать нечего, хоть у меня и на руках многотомные смехотворные обвинения. И репортеры, и консервативные госСМИ, и независимые наблюдатели сошлись в одном – это просто какой-то позор!
А потому сегодня «Иваново-Вознесенск» опробует новый жанр - компиляцию. Вот что сообщили на прошедшей неделе ведущие СМИ Ивановской области по скандальному «делу Молодова».

Информационный ресурс chastnik.ru – «Главу Заволжского района начали обвинять по более мягким статьям, чем взяточничество»

«Следственное управление Следственного комитета при прокуратуре Ивановской области перепредъявило обвинение главе Заволжского района Анатолию Молодову, обвиняемому ранее в получении взяток. Теперь А. Молодов обвиняется по статье 159 УК РФ (мошенничество) и ст. 286 (превышение должностных полномочий). Стоит отметить, что в отличие от статьи за взяточничество эти статьи относятся не к категории особо тяжких, а просто тяжких.
Комментарий адвоката Анатолия Молодова Олега Бибика: «Считаю, что эти действия следственного управления напрямую связаны с недавним вердиктом присяжных в отношении сотрудника администрации г. Иваново Савинова, который обвинялся в получении взятки. Он был оправдан. Все дело в том, что суды присяжных не рассматривают дела о мошенничестве, и следствие считает, что шансов получить обвинительный приговор в районном суде больше. Потому и переквалифицировали статьи на менее тяжкие».
Комментарий адвоката Анатолия Молодова Олега Сперанского: «Обвинение в мошенничестве – полный абсурд. Молодов никого ни в чем не обманывал. Это просто попытка следствия удержать уголовное дело после того, как не удалось доказать получение Молодовым взяток».
17.12-09 г.

Программа «Губерния», ТРК «Барс» - «Все обвинения во взяточничестве с Молодова сняты»

«Вот так. Отсидел восемь месяцев в следственном изоляторе. Не то что бы ни за что, а вроде как не за то. Особая тяжесть преступления и общегосударственная антикоррупционная кампания заставляла суд положительно реагировать на ходатайства следствия о продлении сроков содержания, несмотря на состояние здоровья заключенного. А теперь выясняется, что Молодов, с точки зрения следствия, - не взяточник, а мошенник. Все обвинения во взяточничестве, таким образом, с него сняты.
«Переквалификация, вот этот маскарад с переодеванием взятки в мошенничество связан исключительно с паническим страхом, который испытывает следственный комитет перед судом присяжных. Эта ситуация заставляет их поменять квалификацию и, значит, квалифицировать действия Молодова по статье 159 УК, поскольку эта статья - она не подсудна суду присяжных. Это будет обычный районный суд, который, в отличие от суда присяжных готов закрыть глаза на любые нарушения и, так сказать, на отсутствие каких-либо доказательств», - высказывает свою точку зрения адвокат Олег Бибик.
Работа с районным судом для адвоката не в пример тяжелей, чем с судом присяжных, по целому ряду неназываемых причин. Впрочем защита считает, что доказательств по новому обвинению у следствия не больше, чем по факту взятки».
18.12-09 г.

Программа «Губернский наблюдатель», ТРК «Барс» - «Если через полгода следствие еще раз решит переиначить обвинение, что же – человеку опять сидеть?»

«Если вы, уважаемые зрители, решили что за взятку он уже отсидел и теперь будет отсиживать за мошенничество, то вы ошибаетесь. Просто следствие, по видимому, никак не решит, за какую собственно провинность оно его задержало и держит. Я конечно не большой специалист в юриспруденции, но некоторая несуразность ситуации очевидна и профану. Глава района, который, как ему предъявляют, за деньги волжский берег отдал - и вдруг мошенник. Непонятно. Если бы он землю на луне например продавал. Или квадратные метры кремлевской брусчатки – тогда ясно мошенник, жулик. Провел вокруг пальца наивного богатенького Буратино. Но такой род деятельности пристал какому-нибудь слепому коту Базилио, но уж никак не главе района. Несерьезно.
А если спустя еще полгода следствие решит переиначить обвинение из мошенничества, например, в вымогательство или в карманные кражи – что же, человеку опять сидеть? Статей в нашем уважаемом кодексе не один десяток, так можно всю жизнь в ожидании справедливости провести. Как в классической комедии – выпустить мы вас не можем, потому что понятия не имеем, кто вы такой.
И потом - почему же тогда задержанного, коли он всего-навсего жулик, из под стражи не освобождают? Неужто думают, что на свободе он опять возьмется за свое ремесло – и давай на все стороны шельмовать и мошенничать? ЭХ! Вот и получается. Борьба с коррупцией порою выглядит не менее удивительной, чем сама коррупция. Будьте бдительны, цените свободу.
18.12-09г.

«Ивановская газета» - «Присяжных испугались?»

«Первые уголовные дела в отношении главы Заволжского района Анатолия Молодова были возбуждены еще в апреле 2009 года. Несмотря на то, что сам Анатолий Вячеславович вину полностью отрицает, за руку его никто ловил, а обвинения основаны лишь на показаниях третьих лиц, уже почти восемь месяцев он находится в камере СИЗО № 1, где перенес инфаркт и инсульт. Все это время следователи отдела по расследованию особо важных дел Ивановского СУ СК при прокуратуре РФ уверяли нас, что глава района обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, а потому переместить его хотя бы в тюремную больницу никак нельзя. Якобы он сможет влиять на свидетелей, уничтожать улики и влиять на ход следствия. Но даже представителям обвинения не приходило в голову, что этот уважаемый человек, имеющий награды и звания, может скрыться от суда. Так почему же его нельзя было выпустить под подписку о невыезде после завершения следствия, когда все доказательства уже собраны? Напрасно в нескольких судебных заседаниях врачи уверяли, что ему необходима срочная операция. Напрасно представители правительства пытались убедить судей, что Молодов необходим на своем рабочем месте, поскольку бюджет района в отсутствие главы разбалансирован, едва не были сорваны поставки топлива, росли долги. Следствие и внявшие их аргументам судьи были непреклонны.
И что же выясняется теперь? Оказывается, Молодов никаких взяток не брал. В свежем Постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, датированным 15 декабря, Анатолий Молодов обвиняется в нескольких эпизодах. Но среди них нет особо тяжких преступлений! Только статьи 285 и 286 (злоупотребление служебными полномочиями) и вновь появившаяся статья 159 (мошенничество). Особо тяжкая статья 290 – получение взятки в особо крупном размере – из обвинительного заключения исчезла! Следственный комитет восемь месяцев собирал доказательства о взятках и в итоге пришел к выводу, что такого состава преступления, как «взятка», в деле Молодова нет».
19.12-09 г.

Интернет-газета «Курсив-Иваново» - «Следственный комитет при прокуратуре Ивановской области впал в панику»

«Очень любопытен повод, от которого произошла паника в следственном комитете — присяжные заседатели. Т.е., народ, люди с улицы. Народ, по воле случая (компьютерного случайного выбора) призванный вершить правосудие. Похоже, у народа ПРАВОсудие получается. И довольно регулярно. Отчего следственный комитет стал вести себя абсолютно неадекватно.
Тут ведь в чем дело? Тут дело в том, что СК и присные (милиция, прокуратура, суд, СИН, ФСБ) живут в ином измерении, никакого отношения к ПРАВОсудию не имеющем. Их измерение давно и лаконично определено Михаилом Евграфовичем Салтыковым-Щедриным: хватать и не пущать. И всё бы у них получалось, и не впадали бы они в панику, да на их беду и на наше счастье как-то так вышло, видимо, по недосмотру, что в России всё ещё существует институт присяжных заседателей. А в Ивановской области — еще и с богатым опытом — с нас и начинали суды присяжных в России вводить.
И вот вам, пожалуйста. СК хватает, не пущает, а присяжные говорят: надо отпустить.
В голове следствия помутилось, отчего изначальная задача кампанейщины — сажать за взятки — уплыла из головы в копчик. А идеей фикс засверкало: не отпущать во что бы то ни стало (для истории болезни — ступор).
И на мутную голову СК переквалифицирует вменяемые Молодову преступления со взяточничества на мошенничество (для истории болезни — нечленораздельные речи). Это потому, что по взяточничеству (особо тяжкое преступление) судят присяжные, а по мошенничеству (просто преступление) — профессиональный районный суд. На присяжных же, как выяснилось после четвертого раза, надежды никакой…
Но при такой переквалификации теряется самое важное для обвинения — обоснование смысла преступления. И тут следствие его теряет (для истории болезни — неадекватность). Молодова хоть как-то можно было привязывать ко взятке только через его должность, которая, в отличие от должности мелкого клерка, подразумевает принятие существенных решений. И та же самая должность, подразумевающая принятие существенных решений, никак не соотносится с мошенничеством. Мошенник, он обманывает, говоря, что может то-то и то-то. А мэру нет смысла обманывать, он и так это может.
Таким образом, следствие, потеряв координацию в пространстве (для истории болезни), возвратилось к началу событий, когда в мошенничестве подозревались некие якобы посредники между мэром и просителем. Теперь, по прошествии восьми месяцев, понятно, что это были провокаторы на службе самого следствия, работающие, как и само следствие, на кампанейщину по борьбе с коррупцией. И выходит, что им тоже нужно предъявлять обвинение. Конечно, у СК начинается истерика, а потом и паника: ведь если произошла переквалификация, то Молодова, которого столько времени держали в тюрьме по подозрению во взяточничестве, надо выпускать. А сажать — собственных сексотов».
20.12-09 г.

Компилировал Александр Горохов