Наверх

Радио «Эхо Москвы» Интервью Михаила Меня

14.07.2001 00:00
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы"Михаил Мень - вице-губернатор Московской области.
Эфир ведут Ксения Ларина и Ринат Валиулин.

К. ЛАРИНА - Здравствуйте, Михаил Александрович.
М. МЕНЬ - Добрый день, я вас приветствую.
К. ЛАРИНА - У нас сегодня главная тема - это Земельный кодекс, который буквально сегодня, наверное, будет принят все-таки. Недаром собираются в субботу, в выходной день, в последний. Наверное, обсуждение будет бурным. Тем не менее, мы начнем с последних новостей, которые мы получили сегодняшним утром, уже будучи здесь, в эфире, о катастрофе в Подмосковье, в аэропорту Чкаловский. Какая у Вас есть информация на это время, Михаил Александрович?
М. МЕНЬ - Я только что был у Бориса Всеволодовича в кабинете. Мы как раз обсуждали сложившуюся ситуацию. Был доклад дежурной службы губернатора. Информация на этот момент такая, что в 8:50 по московскому времени самолет вылетел из аэропорта Чкаловское, и при взлете произошло крушение, падение. По счастливому стечению обстоятельств, самолет упал не на какие бы то ни было жилые постройки, а в открытое поле, на открытой местности. На самолете было около 40 тонн груза и 10 человек команды. Сейчас идет пожар, и какие-то комментарии сделать пока невозможно.
К. ЛАРИНА - А груз какой, известно?
М. МЕНЬ - Пока не известно.
К. ЛАРИНА - Хорошо, будем ждать новостей. А теперь давайте перейдем к нашей главной теме, Земельный кодекс. Поскольку Вы у нас человек, который возглавляет земельную комиссию, я думаю, что Подмосковье это волнует больше, чем Москву, все, что связно с землей, с куплей и продажей. И первый вопрос. Какие у Вас есть претензии к обсуждаемому сегодня в думе документу?
М. МЕНЬ - На самом деле мы хотели подготовить консолидированную точку зрения от законодательной и исполнительной власти субъекта федерации, Московской области. Я по поручению губернатора проводил такое совещание, совместное с депутатами и членами правительства. Но немножко у нас не получилось, потому что все-таки наши депутаты представляют не только наши муниципальные образования, наши регионы Подмосковья, но многие из них являются членами различных партий, поэтому разные точки зрения имеют депутаты, и у них есть пакет поправок. А наша точка зрения, исполнительной власти, что земельный кодекс сегодня нужно поддерживать обязательно. У нас есть буквально 2-3 незначительные поправки, которые за подписью Бориса Всеволодовича были отправлены в Госдуму. Они носят юридический характер. Например, когда осуществляются переводы земель из категории в категорию, в новом земельном кодексе сказано, что данная процедура устанавливается федеральным законом, а мы настаиваем, чтобы было добавлено "и законом субъекта федерации". Такого рода у нас поправки. Но я хочу сказать, что интерес к земле, в первую очередь, именно в Московской области. Мы знаем, что свободная купля-продажа земли в Саратовской области уже около трех лет осуществляется, и никакие иностранцы ее не скупили и никуда за границу не вывезли. А в Московской области сейчас действительно бум, и бум малоэтажного строительства. И безусловно, московская областная земля всем интересна. Поэтому мы субъект самый заинтересованный в том, чтобы наконец-то оборот земли был в четко определенном законодательном нормативном русле.
Р. ВАЛИУЛИН - Все-таки вопрос скупки или покупки приграничных территорий волнует не столько москвичей, сколько людей на общероссийском уровне. К этому как Вы относитесь?
М. МЕНЬ - Когда мы обсуждали этот вопрос совместно с Думой, здесь у нас была точка зрения единая, что те приграничные территории, которые имеет наше государство, - я имею в виду Дальний Восток, где китайская экспансия наблюдается, это реально так, это и Калининградская область, - конечно, там должны быть введены определенные ограничения. Это моя точка зрения, но уже не как чиновника Московской области, а как гражданина страны. Мне кажется, что, с другой стороны, в Центральной России, конечно же, у иностранных граждан, читай, инвесторов, должны быть равноправные права.
Я еще приведу несколько конкретных примеров. Компания "Марс"(все кушают батончики "Сникерс"и "Марс") расположена у нас на территории Подмосковья, в Ступинском районе. Они построили прекрасный современный завод, можно сказать, ХХI века, и они работали на арендованной земле, и это стоило им не очень дорого. Но все-таки они постоянно выходили и на предыдущее правительство Московской области, и потом уже на нас с просьбой продать эту землю. И в принципе законодательство нам это позволяет, потому что это земля, находящаяся под приватизированным или под вновь построенным предприятием, это территория предприятия, по сути. Я задавал вопрос их представителям: "Зачем вам это надо? Вам придется платить лишних 4 млн. долларов". Это большие деньги даже для такой крупной компании. Мне объяснили, что менталитет западных бизнесменов устроен немножко по-другому. Они хотят, чтобы земля, на которой стоит их предприятие, была не арендована, а в собственности. И это принципиальный подход у инвесторов. И они даже готовы тратиться на это. Мне кажется, что эта статья в земельном кодексе должна быть, равноправие должно быть. Тогда мы сможем привлечь реальных инвесторов. Но по приграничным территориям, конечно, есть вопросы.
Р. ВАЛИУЛИН - А в целом иностранцам невыгодно скупать землю, так получается? Выгоднее арендовать, нежели покупать ее?
М. МЕНЬ - С материальной точки зрения, именно с коммерческой, конечно. Потому что все равно это не выбрасывание сразу огромной суммы, это все равно растянутая ситуация. Все прекрасно понимают, что аренда на 49 лет - это фактическая собственность. Но все равно есть некое внутреннее чувство, что это не твоя земля. Это мы уже так привыкли, что арендовали землю российские граждане, значит, что-то здесь можно строить.
Р. ВАЛИУЛИН - На примере Саратовской области можно как-то прогнозировать, как будет скупаться теми же пресловутыми иностранцами подмосковная земля?
М. МЕНЬ - Проблема заключается в том, что на сегодняшний день оборот земли, купля-продажа земли прекрасно существует. Особенно это наблюдалось в тот момент, когда Борис Всеволодович Громов и наша команда пришли к власти и начали изучать сложившуюся ситуацию с землей. И мы поняли, что земля, в том числе и сельскохозяйственная, прекрасно продавалась.
К. ЛАРИНА - То, что Черниченко говорит: "Какой кодекс? Все уже давно продано!"
М. МЕНЬ - Кстати, в этом есть доля истины. Хотя еще далеко не все, но очень много продано, действительно. Просто с помощью завуалированных формулировок, когда говорится, например, в бессрочное пользование, аренда.
К. ЛАРИНА - Черный рынок так называемый?
М. МЕНЬ - Конечно, черный рынок, совершенно открытый. Единственное, что сейчас является сдерживающим фактором, - то, что все-таки изменение целевого назначения, перевод из земли сельскохозяйственного назначения в ИЖС (индивидуальное жилищное строительство) остается за субъектом федерации. Это наша прерогатива, и мы здесь держим руку на пульсе. Я хочу отметить, что многие представители левых фракций, которые так активно выступают против земельного кодекса, их же представители, бывшие директора колхозов и совхозов, ныне все они стали с одночасье директорами АО, АОЗТ, ЗАО и т.д., миллионерами и миллиардерами, ездят на "Мерседесах". Дело в том, что им в наследство от их колхозов досталась земля, и они ее прекрасно распродавали. В том числе иногда решения о продаже того или иного участка земли, (это, естественно, до прихода нового губернатора было), решения об изменении целевого назначения принимались даже не на уровне субъекта федерации, а просто на районном уровне. Сейчас как раз, кстати, прокуратура занимается некоторыми такими вопросами, когда земля была продана, а целевое изменение не было осуществлено на уровне субъекта федерации. Эти же люди, представители которых сегодня выступают против земельного кодекса, прекрасно эту землю продавали.
К. ЛАРИНА - А если будет принят Земельный кодекс, будут пересматриваться права уже нынешних собственников?
М. МЕНЬ - Нет. Они, конечно, будут пересматриваться в том смысле, что
К. ЛАРИНА - По документам?
М. МЕНЬ - Конечно, документальное переоформление будет происходить. Действительно, будет уже реальная частная собственность на землю, а на деле, де юре. Но, конечно, никаких экспроприаций, ничего такого не будет.
Р. ВАЛИУЛИН - То есть в этом конкретном случае, который Вы описали, земля не будет отниматься у этих людей, даже если они незаконно ее присвоили?
М. МЕНЬ - Нет. Конечно, есть у нас случаи судебных разбирательств, я о них попозже расскажу, но, если судом не подтверждены незаконные сделки, тогда зачем нам делать шаги назад? Надо двигаться вперед.
К. ЛАРИНА - Наша главная тема - это Земельный кодекс, который нынче должен приняться в Госдуме, обсуждение уже началось. На наши вопросы мы отвечаем в прямом эфире, не только по земле, диапазон огромен. Здесь много вопросов и про телевидение, я думаю, что про это тоже скажет Михаил Александрович, про "Московию", нашу любимую. Тем не менее, давайте начнем с земли. "Что будет с теми домами, которые уже построены в сельхозугодьях и водоохранной зоне канала?"- спрашивает Сергей.
М. МЕНЬ - Просто так ответить на этот вопрос, общими словами не получится. Потому что есть, например, постановление правительства, еще подписанное Виктором Степановичем Черномырдиным, о том, что на территории городов и поселков рядом с водными бассейнами можно строить, то есть водо-охранную зону можно задействовать под строительство, в том числе и ИЖС. Поэтому нужно рассматривать все отдельно. Конечно же, в любом случае вряд ли будет снос, вряд ли будем мы что-то ломать. Мы будем разбираться во всем, штрафовать на очень большие суммы. Сейчас идет разбирательство по Истринскому району, где одна из компаний просто-напросто приобрела в аренду около 20 гектаров и плюс самозахватила к этим 20-ти 40 гектаров. Прекрасно разделила эти 40 гектаров на участки, пробросили туда коммуникации, районные власти не смогли просто физически уследить за этим. Вроде идет разработка участка и идет. Вырубили, в том числе, и лесные насаждения на этом участке, и начали прекрасно продавать эту землю. И потом люди, которые приобрели эти участки и начали строить дома там, а некоторые уже и построили, просто оказались с не легитимными документами на руках. Сейчас идет разбирательство. Что здесь делать, в таком случае? Конечно же, здесь мы будем жестко штрафовать данных предпринимателей, но здесь же получилось, главная проблема в том, что люди, добросовестные покупатели, добросовестные плательщики, в общем, ни при чем. Они пострадали по некой юридической безграмотности, что не изучили досконально их юристы те документы, которые предлагались к продаже.
К. ЛАРИНА - Ведь уголовщины очень много, Михаил Александрович, ведь убивают за землю. О чем там говорить
М. МЕНЬ - Да, конечно, и вся уголовщина, и все проблемы связаны с тем, что земля находится все равно в черном рынке, в черном обороте. И противостоять строительству в Подмосковье, противостоять одноэтажному Подмосковью, на мой взгляд, совершенно бессмысленно. Потому что Подмосковье одноэтажное будет. Приведу один пример, что в Париже около 10 лет назад жило примерно в 3-4 раза больше людей, чем живет сейчас. Куда парижане подевались? Понятно, что они все уехали под Париж, построили дома, и прекрасно там живут, и утром ездят на работу в Париж, а вечером из Парижа. То же самое будет у нас. Это общемировая практика, общемировая тенденция, и противостоять этому бессмысленно. Важно все это направить в законное русло, чтобы при строительстве в Подмосковье не страдала экология Подмосковья, во всяком случае максимально сделать, для того чтобы она не страдала. Все равно она пострадает, мы это прекрасно понимаем, потому что даже если мы заставлять застройщиков обсаживать лесами свои коттеджные поселки и т.д., мы все прекрасно понимаем, что все равно некий ущерб будет нанесен. Важно, чтобы не страдало сельское хозяйство. Здесь тоже нужно подходить очень осторожно, потому что есть действительно какие-то земельные угодья, которые нерентабельны на сегодняшний день, и на них практически ничего не сажается. Относительно таких участков можно вести разговор, чтобы изменять целевое назначение и начинать там строительство. А есть участки, которые действительно реально работают, и наши сельхозпредприятия имеют прибыль на них. Тогда, конечно, такую землю под ИЖС отдавать нельзя.
Р. ВАЛИУЛИН - То есть каких-то лимитов на вырубку лесонасаждений не существует? Скажем, если скупается какая-то территория, какая-то земля.
М. МЕНЬ - Относительно леса вообще отдельный разговор, поскольку, если, как я уже говорил, изменение целевого назначения, сельхоз. или не сельхоз., - это прерогатива субъекта федерации, то выводы из леса в не-лес - это прерогатива правительства РФ.
Р. ВАЛИУЛИН - Есть конкретные вопросы от наших слушателей, на пейджер мы их получили, по поводу преимущества. Есть ли какое-то преимущество у местных жителей на то, чтобы выкупать те или иные территории, перед "пришлыми"?
М. МЕНЬ - Безусловно, есть. Все эти преимущества прописаны нормативными актами муниципальных образований. В принципе у местного жителя того или иного района Московской области есть возможности получать бесплатно до определенного количества соток и т.д. А с москвичами несколько сложнее. Каждый должен находить свой подход. Раньше это делалось через предприятия, где работали люди, и где
К. ЛАРИНА - предоставляли им право?
М. МЕНЬ - Да, и сейчас это можно делать через дачно-строительные кооперативы. В принципе, конечно же, мы вошли в рынок, и через вторичный рынок земли, наверное, проще всего решать свой частный земельный вопрос.
К. ЛАРИНА - А кто устанавливает цены на землю?
М. МЕНЬ - Есть такое понятие, как нормативная цена, и есть такое понятие, как рыночная цена.
К. ЛАРИНА - Как ненормативная лексика.
М. МЕНЬ - Да-да. Нормативную цену устанавливаем мы. Она неоднозначная, категории совершенно различные в разных районах, потому что мы с вами прекрасно понимаем, что в Одинцовском районе и, например, в Серебряных прудах, которые находятся почти за 150 км, если не больше, от Москвы, совершенно разная цена. Здесь тоже важен момент. Какой? Если сегодня та или иная коммерческая структура приходит в какой-то район и начинает процесс строительства коттеджного поселка, то, что сейчас модно, то власти, будь то власти субъекта федерации или власти района, ведут с ними переговоры. Каким образом? Поскольку нет такой возможности, просто продать участок земли за коммерческую цену, чтобы люди перечислили всю сумму в бюджет, и все заработало, поэтому ведутся переговоры. Какие? Что нормативная цена мала, конечно, мы все прекрасно понимаем, что она мала, и земля стоит гораздо дороже, поэтому власти вынуждены вести переговоры. А вы нам постройте больницу, пожалуйста, стадион, помогите нашей такой-то спортивной команде.
К. ЛАРИНА - Насколько я знаю, в Москве такой же принцип. Куда деваться.
Р. ВАЛИУЛИН - Почему изначально тогда не установить коммерческую цену администрации того или иного района?
М. МЕНЬ - Вот, мы ждем федеральных законодательств.
К. ЛАРИНА - Вопрос от нашей слушательницы Ирины: "Какое место в земельной политике Московской области отведено программе топливно-заправочного комплекса, утвержденной в мае этого года?"
М. МЕНЬ - Безусловно, это вещи взаимосвязанные, мы утвердили несколько программ, в том числе и программа развития топливно-заправочного комплекса на территории Московской области. И сейчас как раз межведомственная комиссия по земельным вопросам и инвестициям, которую я по поручению губернатора возглавляю, готовит предварительные отводы земельных участков не отводы, конечно, мы отводами не занимаемся, этим непосредственно занимается Мособлкомзем, районные структуры на местах, мы только даем некое одобрение, предварительное, после одобрения губернатора, естественно. После того как мы наметим эти участки, комиссия, которая есть, уже по топливно-заправочному комплексу, будет проводить тендеры, конкурсы на новые заправки, которые все равно будут строиться в Московской области, которые нужны. Здесь тоже нужно следить за экологией. И то, что мы приняли эту программу, - это особенно важный момент для экологии. Потому что все просчитано, с каждым главой муниципального образования согласовано, все визы собраны на этой программе. Значит, мы знаем, что уже любая заправка, поставленная именно по этому принципу, в том участке, который отведен по этой программе, не нарушит никакие экологические составляющие в Московской области.
Р. ВАЛИУЛИН - Есть несколько конкретных вопросов по конкретным районам Московской области. Наверное, короткий вопрос и короткий ответ. "Правда ли, что Шереметьево будет относиться теперь к Химкинскому району?"- Наталья Сергеевна спрашивает.
М. МЕНЬ - Во всяком случае, я могу сказать одно. Что последнюю судебную инстанцию мы выиграли. Тяжба заключалась в том, все-таки Шереметьево находится на московской земле или на московской областной. Последнюю инстанцию мы выиграли. И теперь, в соответствии с федеральным законодательством те структуры, которые работают в Шереметьево-2, должны перерегистрироваться в Московскую область, Химкинский район.
Р. ВАЛИУЛИН - То есть область отнимает у Москвы просто лакомый кусок, очень большую часть бюджета.
К. ЛАРИНА - Надо жить как-то и Подмосковью, что теперь делать.
М. МЕНЬ - Дело в том, что, если вспомнить прошлые десятилетия сотрудничества Москвы и области, при всем положительном отношении к Москве, к власти Москвы, с которыми у нас действительно дружеские отношения, к сожалению, наши предшественники выстраивали всегда политику таким образом, что Московская область всегда вторична, Московская область всегда младший брат Москвы и т.д. У нас сейчас
К. ЛАРИНА - другая политика.
М. МЕНЬ - Да, Борис Всеволодович и Юрий Михайлович выстраивают отношения соседей, друзей, но при этом равноправных партнеров. Потому что Московская область очень значительный субъект федерации, и сейчас у нас потенциал гораздо выше. В том числе и инвестиционный потенциал. В Москве уже все ниши заняты, а любое производство будет размещаться в Московской области, потому что, с одной стороны, близко к Москве, с другой стороны, есть свободная территория.
Р. ВАЛИУЛИН - Шереметьево мы вам отдадим, но только при том условии, чтобы вы обеспечили связь между Шереметьево и Москвой, чтобы от Шереметьево до Москвы не стоило 50 долларов доехать, как сейчас.
М. МЕНЬ - Сейчас ведется проработка очень интересного проекта. Чуть попозже, когда он обретет некое конкретное очертание, я с удовольствием расскажу о тех проектах, которые есть.
Р. ВАЛИУЛИН - Но будет дешевле доехать?
М. МЕНЬ - Я надеюсь, да. Что касается аэропортов, я и вас, и всех радиослушателей приглашаю посетить аэропорт Домодедово, который областной.
К. ЛАРИНА - Рассказывают такие сказки про этот аэропорт, что такой стал аэропорт
М. МЕНЬ - Притом это все делалось при нашем участии, Московской области, мы поддерживаем все начинания, которые были в аэропорте Домодедово. Вы посмотрите, это действительно серьезный европейский уровень. По сравнению даже с Шереметевым небо и земля.
К. ЛАРИНА - Есть еще вопрос, касающийся земли, от Любовь Андреевны, очень интересный. Она пишет: "Почему-то никогда не отвечают на вопрос о побережьях водоемов. Как они будут приватизироваться? Существует ли в нашем земельном кодексе отдельно оговоренная статья, как во всех цивилизованных странах? Побережья водоемов не становятся частной собственностью".
Р. ВАЛИУЛИН - Тот же вопрос касается побережья реки Истры и Истринского водохранилища, которое снабжает Москву питьевой водой.
М. МЕНЬ - Да, здесь вопрос очень серьезный. Потому что, с одной стороны, многие люди, особенно сильные мира сего, и богатые люди хотят иметь коттеджи...
К. ЛАРИНА - выход к морю.
М. МЕНЬ - Да, выход к морю. Особенно, знаете, есть у нас Пироговское водохранилище, Клязьминское, Учинское водохранилище, которое находится на канале имени Москвы, и
это как раз выход к морю, практически, по сути можно выйти к морю. Но, мне кажется, и в земельном кодексе такие позиции прописаны, что все-таки берег не должен становиться частным владением. Это должны быть мета общего пользования. Мы сейчас продумаем несколько концептуальных программ на том же Клязьминском водохранилище, построить причалы для мелких судов, для яхт, грубо говоря, чтобы люди могли там оставлять яхты. Потому что действительно появилась прослойка богатых людей.
Р. ВАЛИУЛИН - Люди страдают, негде яхту оставить.
М. МЕНЬ - Да-да. Я не хотел поднимать эту тему, но когда на Клязьминское водохранилище смотришь, там много яхт плавает, и есть проблемы у людей, многие богатые люди говорят: "Мы приобрели лодочку (или яхту), но негде ставить". Конечно же, пристани должны быть местом общего пользования, и пляжи. И это прописано, и мы будем такую позицию отстаивать. Другое дело, что все это должно быть цивилизованно, красиво, там должна быть соответствующая инфраструктура. Здесь очень важны также экологические моменты, поскольку канализацию пробрасывают рядом с берегом. Здесь нужен специальный технический подход, специальные очистные сооружения. За этим следят наши санэпидемврачи. Вопрос очень важный, мы за ним следим.
К. ЛАРИНА - Еще один вопрос. "Расскажите о программе "Губернское кольцо". Введены ли в эксплуатацию какие-либо объекты, относятся ли к "Губернскому кольцу"торговые центры ИКЕА, "Три кита"? - спрашивает Алевтина.
М. МЕНЬ - У нас есть две программы, условно говоря. Это "Губернское кольцо", и, как мы в шутку называем, "Губернское кольцо 2". Само "Губернское кольцо"- это проект нескольких гипермаркетов, которые прорабатываются с одной из известнейших французских фирм "Ашан". И на сегодняшний день группа, которая ведет эту проблему, занимается землеотводами и другими юридическими вопросами. Но что касается т.н. "Губернского кольца 2"- это как раз то, о чем уважаемая радиослушательница и спрашивает. ИКЕА, "Три кита"и другие крупные инвесторы, которые занимаются строительством подобных гипермаркетов. ИКЕА, интересный пример. Как раз у меня было поручение от губернатора первой ИКЕИ год назад. Я прошел по зданию этого магазина и удивился. Ассортимент товара такой, странный несколько. И думаю: кто же будет приезжать из российских покупателей и покупать эту странную угловатую мебель и предметы обихода.
К. ЛАРИНА - Еще как.
М. МЕНЬ - Просто страшный бум. Даже моя супруга все время ездит в ИКЕЮ покупать какие-то мелочи, почему-то ей там нравится. Необъяснимый момент. И сама ИКЕА, сама компания просто даже не представляла такого успеха. Я говорил с руководством. Они не представляли такого бума, и сейчас мы пошли им навстречу и помогли решить там многие проблемы, которые у них были, по началу строительства второго магазина в Ленинском районе, где кончается Профсоюзная улица.
Р. ВАЛИУЛИН - То есть это почти в Москве или все-таки за городом?
М. МЕНЬ - Нет, то на нашей стороне, на Московской областной кольцевой дороге, в Ленинском районе Московской области. И там будет магазин еще больше, чем эта ИКЕА. Так что они рискнули и получили результат, пришли в Россию. Кто не рискует, то не пьет шампанского.
Р. ВАЛИУЛИН - Еще один вопрос из конкретного Дмитровского района от нашей слушательницы Натальи Сергеевны. Она пишет про какого-то загадочного китайца, который скупил землю и разводит африканских животных в районе Подсосенок, наносит тем самым ущерб и экологии. И собирается использовать разводимых животных для производства лекарств и продажи их.
К. ЛАРИНА - Боже мой!
Р. ВАЛИУЛИН - Кто такой? Почему не знаю?
М. МЕНЬ - Как я могу догадываться, может быть, речь идет о перспективном проекте, который рассматривается, проекте строительства сафари-парка на территории Дмитровского района. Но пока это все лишь проект, и он еще даже не обрел документальную форму, нет бизнес-плана. Я имел информацию, что инвесторы действительно будут с китайской стороны. Но, значит, нас немного опередили, и уже разводят, несмотря на наш суровый климат, в Дмитровском районе (это все-таки север Московской области) диких животных. Я узнаю, что же там реально происходит.
К. ЛАРИНА - Давайте в конце нашей встречи вспомним темы, которые мы не успели затронуть сегодня. Когда мы последний раз встречались, было много вопросов
Р. ВАЛИУЛИН - В феврале.
К. ЛАРИНА - по поводу телефонизации Подмосковья. Мы говорили о собственной телефонной компании, которая должна работать в Московской области. Как там сейчас обстоят дела?
М. МЕНЬ - Дело идет. Были маленькие проблемы, о которых я не буду рассказывать. Они были технического и немножко юридического характера. Но сейчас эта программа, мы надеемся, к зиме уже начнет реализовываться. Так что мы помним эту проблему. Есть города, которые реально обеспечивают почти 100%. Дубна, например, очень сильно телефонизирована. А есть районы, куда еще телефонная цивилизация не дошла. Тем более, что мы знаем, что города неплохо телефонизированы, а многие поселки, небольшие города не областного подчинения, конечно, там есть проблемы. Есть проблемы с местными телефонами, которые не имеют выхода на другие города и районы, межгород, Московская область. Так что все это мы решаем в комплексе.
Р. ВАЛИУЛИН - А нет планов сделать ставку на мобильную телефонную связь? Или это все равно очень дорого?
М. МЕНЬ - Все равно дорого. Мы, конечно, активно помогаем и пускаем и "Би Лайн", и МТС на территорию Московской области. Вышки строятся, и практически обе наши лидирующие компании уже покрыли всю территорию Московской области, и "Московская Сотовая Связь"тоже, безусловно. Они как раз первые взяли весь обхват, даже дальних районов. И это закрывает некую нишу, которая доступна только людям выше среднего уровня заработной платы. Предложений огромное количество, и предложения серьезные и коммерческие. Но мы считаем, даже если телефон будет стоить там были предложения и 400 долларов, и 300 долларов, даже были сказочные, про 200 долларов за номер установочный, когда будет программа реализована. Но, поверьте, на самом деле 400 долларов - это не такие маленькие деньги на селе, например. Нужно отдавать себе отчет в этом. Поэтому мы сейчас по-прежнему в процессе подбора партнеров, и занимаемся этим вопросом впрямую.
К. ЛАРИНА - Все, на этом заканчиваем. Ваши вопросы, уважаемые слушатели, мы сейчас распечатаем и отдадим Михаилу Александровичу. Он обязательно их прочтет и сделает какие-то выводы.
М. МЕНЬ - Да, и постараюсь опубликовать ответы на своем сайте в Интернете.
К. ЛАРИНА - Сайт просто классный.
Р. ВАЛИУЛИН - Главное, что он актуализируется постоянно, что очень важно.
К. ЛАРИНА - Спасибо, удачи, приходите, всегда рады Вас видеть.
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы"был Михаил Мень - вице-губернатор Московской области.