Наверх

Russianews.ru Умрите, но не от огня

19.03.2009 00:00
Александр Вшивцев

Первая городская клиническая больница в Иванове прекратила работу. Все началось с рядовой, казалось бы, инспекторской проверки госпожарнадзора. Ее итогом стал протокол о выявленных нарушениях. Он был направлен в районный суд. Там поддержали требования пожарных, руководство лечебного учреждения привлекли к административной ответственности. Плюс ко всему суд вынес решение о приостановлении деятельности больницы на 10 суток

Первая городская – больница особая. Это одно из старейших лечебных учреждений области, основанное еще в конце позапрошлого века «для заразных больных». Корпуса перестаивались, открывались новые отделения, но профиль не изменился. И сегодня это – областная инфекционная больница. Сюда везут со всего региона, здесь проходят лечение груднички, больные СПИДом, гепатитом, менингитом и с другими тяжелейшими диагнозами. В одном из корпусов – детская реанимация. Есть отделение гемодиализа – если его закрыть, 12 человек погибнут в течение двух-трех дней.
Ситуацией взволнованы не только медики. Все возможное делает мэр города Александр Фомин. И хоть отношение к нему неоднозначное, в этой теме большинство на его стороне. В интервью местной телерадиокомпании «Барс» мэр выразился достаточно резко: «Наша пожарная охрана, при всем уважении к ней, сегодня стала главной проблемой руководителей любого ранга».
По официальному сообщению городской администрации, в 2008 г. на противопожарные меры безопасности Первая городская клиническая больница потратила 1,887 млн рублей. Все средства использованы по назначению. В 2009 г. на эти цели выделено 1,373 млн рублей. На 2010–2011 гг. по городской целевой программе «Пожарная безопасность муниципальных учреждений здравоохранения» больнице выделят более 20 млн рублей. И эти деньги, несмотря на кризис, мэр обещал обеспечить. Но как подсчитали специалисты, чтобы исполнить предписания последней проверки, больнице необходимо более 30 миллионов единовременно.
«У нас в городе 20 учреждений здравоохранения, – напоминает мэр. – Последние время мы выделяем примерно по 20 миллионов в год на противопожарные мероприятия в них. Если учесть, что 30 миллионов необходимо на первую больницу, всего нужно будет найти около 500 миллионов! А ведь в городе есть и другие объекты социальной сферы – школы, детские сады и пр. По нашим подсчетам, чтобы исполнить все предписанное Госпожнадзором только в учреждениях социальной сферы с круглосуточным пребыванием людей, необходим миллиард!». Причем требования меняются очень часто. Иногда это происходит после очередного ЧП, бывает – из-за того, что из министерства пришла новая директива. А чаще по еще более частной причине: сменился инспектор…
«Наши пожарные отличаются тем, – продолжает мэр города, – что они в сентябре приходят, подписывают лицензию, а в феврале выдвигают список новых требований, в которых напрочь перечеркивают все то, что говорили два месяца назад. Сегодня – особенно после того как президент обратил внимание на то, что у нас достаточно часто что-то горит – все, мне кажется, выстроились отрабатывать свои погоны…»
Доходит до смешного. Еще несколько лет назад типовой проект сельской школы предписывал строить лестницы одной ширины. Теперь же марши должны быть на 15 см шире. Как это исправить? Закрыть школу?
В городе множество аварийных домов, построенных в 1930–1950-е годы. Там не было капитального ремонта, но бюджетные деньги город вынужден тратить не на них, а на то, чтобы снять со стен больниц и поликлиник масляную краску и заменить ее водоэмульсионкой! Уже выдвигаются требования о том, чтобы решетки на первых этажах социальных учреждений были не просто распашными, а и срабатывали одномоментно с пожарной сигнализацией!
Перед 8 Марта в Иванове закрыт социальный приют для бездомных. 50 человек оказались зимой на улице. В каменном одноэтажном здании есть все: распашные решетки, огнетушители, пожарные краны и многое другое… Нет лишь сигнализации с выводом на пульт в пожарной части. Простая сигнализация – есть. Предписанной – нет. Ее стоимость адекватна затратам на двухгодичное содержание всего учреждения – зарплату сотрудникам, оплату коммунальных услуг, питание, медицинский и социальный уход… При этом до приюта – не более 300 метров, его видно из окон пожарной части!
12 марта подобное решение суда о закрытии пришло в единственную в области специализированную школу-интернат для слепых и слабовидящих детей…
Я беседовал с пациентами отделения гемодиализа. В основном это крепкие на вид мужчины. На вопрос, что будут делать, если больницу закроют, 42-летний чернобылец Сергей Власов отвечает с улыбкой: «Мы мужики сильные, придем, двери выломаем и сами подключимся к аппаратам!».
Ирина Козырева, и. о. главного врача больницы, рассказала о том, что сделано за последние несколько дней. Часть требований МЧС удалось удовлетворить: проверен пожарный водопровод, закуплены новые светильники, привезли средства индивидуальной защиты… Между прочим эта штуковина типа противогаза стоит 3,5 тыс. за штуку, а их нужно иметь для каждого больного и сотрудника. В Первой городской – 355 коек.
Пресс-центр администрации Иванова распространил следующую информацию: «13 марта в установленном законом порядке МУЗ «Первая городская клиническая больница» подала апелляцию в областной суд на обжалование постановления Фрунзенского суда… о приостановлении деятельности учреждения ввиду неполного соответствия требованиям пожарной безопасности. На данный момент постановление исполняется в части устранения выявленных нарушений, не требующих значительных финансовых затрат. Установка автоматических пожарных сигнализаций (АПС) и систем оповещения проводится в соответствии с ранее утвержденной программой. Те помещения, которые не используются для оказания экстренной медицинской помощи, закрыты. Плановые больные размещаются в других лечебных учреждениях города».