Наверх

Международный институт гуманитарно-политических исследований: Ивановская область в январе 1997 года

01.02.1997 00:00
Вера Родионова

Если не считать того, что новый (он, впрочем, не такой уж и новый, в основном состоит из неудачников 1 декабря) корпус кандидатов на пустующие 8 депутатских мест в Ивановской городской думе и 3 — в областное Законодательное собрание вновь начал агитационную кампанию перед довыборами, и того, что областное управление юстиции зарегистрировало Устав г.Иваново в новой редакции и тем самым утвердило поправки к Уставу города, внесенные прежним составом Ивановской думы уже после выборов 1 декабря (см. подробнее обзор за декабрь 1996 года), — в январе у местных политиков происходили лишь праздники. Поэтому объектом более пристального внимания для СМИ и вновь избранных депутатов в январе стала экономическая и социальная ситуация в области.

1. Экономическая ситуация

1.1. Утраченные иллюзии

Год назад незадолго до вступления в должность главы областной администрации согласно указу Президента РФ В.Тихомиров сказал: "Я искренне желаю нашим промышленным предприятиям — коллективам, руководству, инженерно-техническому персоналу — найти то звено цепи, за которое можно "выдернуть"экономику и поставить ее на нужные нам рельсы. Возможности такие есть..."
В начале февраля 1997 года Тихомиров говорит: "Нерешенных проблем осталось больше, чем решенных. И не потому, что не хотелось их решать. А потому, что объективно складывается такая ситуация. Ну, например: падение производства во всех секторах — и в частном, и в государственном. Согласен, наш стиль руководства не вполне соответствует тому, чего требует сегодня экономика. Может быть, отчасти мы снимем эту проблему, реорганизовав систему управления экономики и предпринимательства в структуре областной администрации. Создали энергетическую комиссию — постараемся максимально возможно снижать затраты на топливо, электроэнергию в структуре себестоимости продукции.
Но категорически не хватает денег. Всеми доступными средствами выколачивали деньги из своих же предприятий, более того, арестовывали имущество, реализуя его, чтобы были перечисления в бюджет. Я знаю, это не лучший метод, я сам против этого дела, но делать-то что-то надо. Значит, налоги надо платить добровольно."[1]
Иными словами, "то звено цепи", о котором В.Тихомиров говорил год назад, на практике найти так и не удалось. А пока в Ивановской области с признаками несостоятельности выявлено 30 предприятий. Из них около 80% — текстильные. По отношению к ним процедура банкротства временно приостановлена.
Еженедельник "Будни-2"проводит краткую ретроспективу прошедшего губернаторского года.
Начало "его"года было обнадеживающим: "В конце февраля, через месяц после вступления в должность, Тихомиров, вооружившись письмом Ельцина, встретился по очереди с Каданниковым (тогдашний первый вице-премьер), Сосковцом (еще один тогдашний вице-премьер), Пансковым (тогдашний министр финансов) и Дубининым (тогдашний и нынешний председатель Центробанка). В результате Москва, во-первых, отнесла долг текстильных предприятий области в 670 млрд. руб. с комбанковского на внутренний государственный, тем самым в известном смысле освободив текстильщиков от этого долга, во-вторых, переучла комбанкам Иванова векселей ЦБ на 40 млрд. руб., дабы восстановить их кредитоспособность; в-третьих, разрешила провернуть взаимозачет по долгам между Ивановской областью и "Волготрансгазом", железными дорогами и некоторыми другими предприятиями, минуя федеральный бюджет, что обеспечило область газом и углем на сезон вперед и, наконец, в-четвертых, выделила 22 млрд. руб. на покупку зерна, которое и было куплено"[2].
Была набрана новая команда областной исполнительной власти. Особые надежды связывались с назначением на должность первого заместителя главы А.Жбанова, в чье ведение отдают текстильную отрасль. И В.Тихомиров, и А.Жбанов с самого начала были убеждены, что Иваново не может пока отказаться от помощи Москвы (в смысле кредитования). Однако готовы были и сами предпринимать усилия: "Во-первых, госкредиты будут раздаваться гласно и конкурсно, с рассмотрением бизнес-планов, а во-вторых, администрация станет всячески способствовать созданию ФПГ (финансово-промышленных групп), призванных сплотить жалкие силы ивановских текстильщиков, машиностроителей и банкиров с узбеками-хлопкоробами и завоевать, наконец, какой-нибудь завалящий, хотя бы родной рынок. Так начался тяжкий и больной путь новой областной власти от непонимания к пониманию.
С тех пор раздача кредитов не стала сильно гласной, о блистательных бизнес-планах не слышно, да и кредиты-то идут с таким скрипом и в таких смешных величинах, что волей-неволей поймешь намеки (кулаком по лбу) Москвы..."— резюмируют “Будни-2”[2].
Финансово-промышленные группы действительно были созданы — "Русский текстиль"и "Яковлевский текстильный холдинг". Вторая ФПГ ничем пока не прославилась, да и деятельность ее во многом развертывается вне Иванова.
Первая ФПГ — по сути, надстройка над АО "Ивтекс". Само же АО — в советские времена "главк", объединявший под своим патронажем десятки ивановских текстильных предприятий, которому по старой памяти и старым связям переданы в доверительное управление государственные пакеты акций фабрик, которому предоставлены льготы по налогообложению и главная партия в общем хоре ивановских текстильных объединений.
За прошедший год новая ФПГ "Русский текстиль"(реально тот же "Ивтекс") был занят реализацией “английского проекта”. так в Иваново называют операцию с кредитом в 230 млрд. рублей, выданным под гарантии областного бюджета, на закупку узбекского хлопка через ливерпульскую биржу и английскую фирму "А Меридит Джонс"— по ценам, "смешным"для конкурентов "Ивтекса": продукция, выпущенная из хлопка, закупленного таким путем, изначально по всем расчетам не могла быть конкурентоспособной по цене. (Подробнее о сомнительности "английского проекта"говорится в нашем обзоре за сентябрь 1996 года.) Тем не менее сделка, хотя и с опозданием, состоялась.
3 февраля нынешнего года А. Жбанов на пресс-конференции отметил, что "английский проект", вопреки (?) ожиданиям ("Ивтекса"и областной администрации) не смог обеспечить за полгода (срок кредита) двойного оборота хлопка и расплачиваться придется не столько деньгами, сколько выполнением госзаказов для Минобороны, МЧС, Минздрава и т.д. Плюс поставкой продукции другим субъектам Федерации — в счет погашения долгов Минфина перед ними. Однако, по мнению А.Жбанова, ошибка в ожиданиях на двойной оборот хлопка произошла по вине... коммерческих предприятий, практикующих поставку давальческого сырья на текстильные фабрики. Механизм прост: какая-либо фирма привозит в Иваново хлопок по приемлемым (для фирмы) ценам, отдает его на переработку, забирает готовую продукцию и реализует в виде либо ткани, либо готовых швейных изделий. "Несчастье"текстильных предприятий, по мнению многих руководителей, в том, что в себестоимость ткани из давальческого сырья невозможно включить налог на основные фонды, на имущество. "Мы работаем в неравных условиях", — от имени текстильщиков заявил А. Жбанов.
О том же говорят и некоторые директора. Например:
"Ивановские ткани непосредственно с предприятия уже никто не покупает, — говорит Борис Николаевич (Чудецкий, генеральный директор АО "Кохма-Текстиль"— В.Р.) — Во-первых, у людей нет денег на покупку товаров народного потребления, повсеместно — задержки с выплатой заработной платы. Но главное вот в чем: если в начале прошлого года метр ситца у нас стоил 2900-3000 рублей, как и в коммерческих структурах, то сегодня он уже вдвое дороже. В отличие от коммерсантов, у которых цены остались на прежнем уровне. Ведь у товаропроизводителя и налоги, и расходы: на энергию, тепло, красители, и социальная сфера. А продавцы-посредники этих расходов не несут. Кроме того, посредники умеют укрываться от налогов. Нас ведь проще проверить: мы на одном месте, у нас строгая финансовая дисциплина, налицо вся отчетная документация.
Для того, чтобы мы смогли на равных с коммерческими структурами осваивать рынок сбыта продукции, нам необходимы льготы по налогообложению. В этом случае уже месяца через два все бы пришло в соответствие. Нужен один решительный шаг. Английский хлопок есть, так что работать можно, а имея "просвет"— налоговую передышку, можно заняться и маркетингом, и поиском рынков. Сейчас же с нами сотрудничать никто не желает.
— Режет под кровь и такая вещь, как взимание с нас налогов, планы за электро— и теплоэнергию в виде готовой продукции, — развивает тему Е.Соколов. (генеральный директор АО "ХБК им. Самойлова"— В.Р.) — Все бы ничего, только берут ткани за бесценок, и энергетики, и властные структуры цены назначают по своему усмотрению. Вот и появляются на рынке ткани с нашими ярлыками, но вдвое дешевле. Посредник сегодня предпочитает сам закупать сырье. Если у нас метр марли стоит 1200-1300 рублей, то у него — 700. Это нас окончательно добивает."[3]
(Кстати, слова директора противоречат заявлениям и чиновников от власти, и налоговых служб, говорящих об обратном: якобы предприятия расплачиваются с ними продукцией, устанавливая цену выше, чем всем остальным потребителям.)
Впрочем, например, у И.Юшкевича, председателя АО ИК "Совинторг"(г. Москва), номинального держателя контрольного пакета акций одного из текстильных предприятий области — АО "Шуйский пролетарий", отношение к давальческому хлопку иное.
"В мае 1996 года на "Шуйском пролетарии"был назначен новый генеральный директор. Им стал один из менеджеров "Совинторга"Александр Будрейка. О результатах этой замены можно судить по показателям динамики работы предприятия: в мае здесь было переработано 100 тонн хлопка, в сентябре — уже 250. Каждый последующий месяц происходило увеличение объема переработанной продукции. Так, в октябре это уже 350 тонн, в ноябре — 380, а в декабре, по предварительным данным, переработано 420 тонн хлопка.
С приходом нового директора предприятие не получило дополнительных инвестиций. Работая с теми же средствами, что и его предшественник, А. Будрейка сумел творчески подойти к работе с давальческой схемой. Не имея оборотных средств и используя только давальческое сырье, он смог загрузить производство и увеличить количество выпускаемой продукции.
В последние месяцы перед приходом на предприятие нового директора прядильное производство было загружено только на 10-15 процентов мощности — оба корпуса практически стояли. Сегодня в одном из них работа идет уже в четыре смены, коэффициент простоя станков составляет лишь 7 процентов. Еще более показательна ситуация на ткацком производстве. Если за 1995 года предприятием было выпущено лишь 1,5 млн. метров ткани, то уже за 1-е полугодие 1996-го эта цифра увеличилась до двух миллионов, а сейчас предприятие выпускает 1 млн. метров ткани в месяц."[4].
А.Жбанов на упомянутой пресс-конференции отметил: практически все ивановские текстильные предприятия работают с давальческим сырьем, что обеспечивает выпуск половины или более того хлопчатобумажных тканей. Но даже с полученными налоговыми льготами собственная продукция текстильных предприятий неконкурентоспособна по цене. А потому в областной администрации в настоящее время готовится постановление (инициированное ФПГ "Русский текстиль") об увеличении ставок местных налогов фирмам, практикующим поставку предприятиям давальческого сырья. То есть областная администрация лоббирует интересы "Ивтекса", предлагающего пути не снижения себестоимости собственной продукции, а ее повышения у конкурентов. Более того, областная администрация готовится расширить полномочия "Ивтекса", передав ему функции координатора и контролера за деятельностью текстильных предприятий — по словам В. Тихомирова "у нас есть возможность усилить свою роль в этой, по сути, коммерческой (пока) фирме и заставить ее быть более полезной для предприятий и области"[1].

1.2. Высший административно-экономический совет области

Два с половиной года назад в Иванове был создан Высший административно-экономический совет (ВАЭС) области, возглавляемый проректором по научной работе Ивановского университета, доктором экономических наук профессором В. Егоровым. Незадолго до его (ВАЭС) создания В. Егоров заявил, что без четкой обоснованной программы инвестирования промышленности в области финансовые вливания из госбюджета станут для Иванова не лекарством, а наркотиком: чем больше дают — тем больше хочется. В состав созданного тогда совета вошли ученые, практики, финансисты, всего около полутора десятков человек — на общественной основе. За эти два года ВАЭС провел экспертизу более 20 крупных инвестиционных проектов и программ. Однако востребованность совета оказалась более формальной, чем фактической. В предпоследний раз он собирался полгода назад. И как признается сам В. Егоров, последнее (январское) его заседание и интерес к нему спровоцировал он сам: "привык отчитываться о проделанной работе".
Главным вопросом этого заседания было "О предложениях по порядку формирования инвестиционных проектов и программ". Докладчиком выступал В. Егоров. По его оценке:
"Во-первых, представленные бизнес-планы неоднозначны. Большинство предусматривающих модернизацию текстильного оборудования сориентировано на закупку дорогостоящего импорта. А собственные машиностроительные заводы, которых в области немало, в расчет не принимаются.
Во-вторых, рассмотренные программы показали, что на многих предприятиях весьма слабы экономические службы. Зачастую их выводы и предложения обоснованы не на реальном положении дел в производстве, а на желании получить побольше средств. Причем и пожелания эти аргументированы слабо.
Нередко в представленных документах не учитываются отрицательные заключения экспертного совета, но при этом напрямую направляются в органы государственной власти в надежде на получение финансов."
(Например, дважды совет возвращал на переработку проект федеральной целевой программы "Текстиль", на которую уже не первый год уповают наши руководители. А третьего варианта, где якобы все замечания учтены, совет так и не увидел — он был направлен прямо в Москву. Мимо ВАЭС прошло создание ФПГ "Русский текстиль", знаменитый "английский проект"с хлопком. В.Егоров уверен, что во всех этих случаях экспертиза области бы не помешала.)
"Совершенно не используются современные методы прогнозирования спроса, оценки экономических рынков, анализа эффективности организации управления. Не найдешь в проектах ни слова о политике перераспределения акций в инвестиционной сфере, хотя практика показывает, что это имеет для инвестора большое значение".[5]
"Экспертный совет сплошь и рядом сталкивался с такой ситуацией. Просят денег все. А глянешь на финансово-экономическое обоснование — не понятно даже, почему именно столько просят. Похоже, для некоторых специалистов просто не существуют такие понятия, как ликвидность или коэффициент покрытия. Словом, современным финансово-экономическим инструментарием многие специалисты ивановских предприятий владеют весьма слабо."[6].
В связи с проведением последнего заседания ВАЭС стали говорить о его возрождении и придании новой роли — более значительной. Решено вынести на Законодательное собрание (ЗС) вопрос об укреплении экспертного совета.

2. Социальные последствия

В середине января социологическая служба представительства Президента РФ провела опрос, посвященный проблемам, стоящим перед жителями области. Согласно ему, самой острой проблемой ивановцы считают своевременность выплаты зарплаты, пенсий, пособий (61%). Год назад в аналогичном опросе ее упомянули 47% опрошенных. Зато с 44% до 12% снизилось количество озабоченных ростом цен. Другие проблемы: отсутствие порядка и законности (18%), ограниченность заработка, пенсий (16%), работа городских коммунальщиков (12%), неудовлетворительная работа местных органов власти (8%). 9% опрошенных недовольны деятельностью правительства и президента, 6% — безработицей.
Причем, по мнению респондентов, источник проблем:
— в неправильной политике, проводимой правительством и президентом (40%);
— в неудовлетворительной работе местных органов власти (17%);
— в сложной экономической ситуации в России (14%);
— в неумении работать руководителей предприятий (8%);
— в слабости властных структур (4%);
— в нежелании людей честно работать (4%).

2.1. Очередная голодовка в Ивановском авиапредприятии (ИГАП)

В декабре в ИГАП работала арбитражная комиссия, пытавшаяся разрешить конфликтную ситуацию в коллективе. Требования работающих: оперативно расплатиться с частью долга по зарплате и представить график его полного погашения. (Зарплату в ИГАП не выплачивают с августа.)
Руководство взяло на себя обязательство начать гасить долги в течение января и составить график последующих выплат. Такое решение, однако, устроило не всех работников предприятия. Группа авиаторов решила обратиться к уже не раз испытанному способу: с 10 января объявить голодовку. "Испытанному"здесь же, в ИГАП: только за прошедший год на авиапредприятии голодовку объявляли трижды: и авиадиспетчеры, и технический, и летный состав. Не считая тех, что проводились в предыдущие годы.
Несмотря на внешнюю похожесть, побудительные причины всех состоявшихся в аэропорту голодовок все-таки разные. Если первая, аукнувшаяся по всей России, имела целью привлечь внимание высших эшелонов власти к проблемам авиаторов, то впоследствии начал складываться механизм: поголодали — получили — на время успокоились.
На сей раз заявления об участии в голодовке подписала бригада из 20 человек, но в результате переговоров с командиром авиапредприятия В.Гладышевым, представившим график погашения задолженности по зарплате, голодовку начали только двое, зарплату которым не выплачивают уже с апреля. Спустя две недели профсоюзный комитет ИГАП, встревоженный результатами медицинского осмотра их коллег, принял решение о проведении 31 января митинга с требованием об отставке руководства ИГАП. Дата выбрана не случайно: В.Гладышев обещал, что в январе выплатит большую часть долгов по зарплате. Выплаты он так и не начал.

2.2. Голодовка безработных в Юже

6 января в Южской администрации появилась группа из 28 женщин. Почти все они безработные, состоят на учете в местном центре занятости населения. Задержки с выплатой пособий на детей и по безработице сделали жизнь их невыносимой. Женщины расположились в здании районной власти и объявили о своем решении голодать до тех пор, пока не будут выплачены причитающиеся им деньги. Поэтому матери начали борьбу за выживание своих детей, а их в общей сложности семьдесят.
Понять отчаяние женщин можно: пособия по безработице выдают здесь только за май, детские пособия — за октябрь. Найти в Юже работу практически невозможно. Средств на поддержку безработных в районном бюджете нет. Администрация организовала им выдачу в долг (некоторым даже безвозмездно) хлеба.
Каждый четвертый в Юже — безработный. Администрация нашла возможность организовать бесплатное питание для 147 самых нуждающихся школьников. Кое-кому эти обеды носят домой. Некоторые дети настолько обносились, что не ходят в школу — не в чем. Перед Новым годом пенсионеры, не дождавшись пенсий даже к празднику, сняли в Сбербанке все, что оставалось на счетах. Сейчас кончились и эти деньги. Перед Новым годом местная торговля собрала для малоимущих небольшие продуктовые наборы, но ведь килограмм крупы не растянешь на год.
На поддержку южан (от слова "Южа") областная служба занятости смогла выслать 30 миллионов рублей.
10 января голодовка была прекращена. А 13-го в кабинете главы районной администрации появились еще полсотни матерей, которым тоже нечем кормить детей. Началось пикетирование — сначала районной администрации, затем — центра занятости. В помещении постоянно находились не менее 20 человек — женщины сменяли друг друга, так как сочувствующих было не менее 80 человек.
27 января, несмотря на то, что значительных финансовых поступлений так и не было, пикеты были сняты. Во-первых, в районный бюджет начали-таки поступать хотя бы небольшие средства — на пособия, пенсии — кое-как перебиться люди смогут. Но главное, до текстильщиков “дошло”, что "наезжать"на местные власти за грехи федеральных смысла не имеет.

2.3. Голодовка в Кинешме

В течение недели с 20-го по 27 января проходила голодовка 14-ти сотрудников кинешемского ПТУ №36. Прекращена после того, как зам начальника управления образования Ю. Белов дал распоряжение из поступившей на питание суммы выдать часть на зарплату, по 100-150 тыс. рублей. Посильную помощь оказал училищу зам главы администрации г. Кинешмы В. Пронин: было выделено 2 млн. руб. на содержание детей-сирот, проживающих в общежитии, а также разрешено погасить долг городу — 8 млн. руб. — продукцией, выпускаемой учебным заведением. Трое из голодающих отправлены в больницу в критическом состоянии. Около 3500 педагогов школ области из 462 коллективов приняли участие во Всероссийской акции протеста работников образования. Пикетирования зданий городских и районных администраций состоялись на одиннадцати территориях. Требовали зарплату.

2.4. Протест пенсионеров

На 1 января прошлого, 1996 года в области среди 15366 предприятий-плательщиков страховых взносов в Пенсионный фонд насчитывалось 2627 должников. На 1 апреля их было уже 2787, на 1 июля — 3121, на 1 октября — 3731 (на 1 января 1997 г. данных пока нет). Среди тех, кто с опозданием платит или вовсе не перечисляет в ПФ никаких средств, как правило — крупные предприятия, в основном текстильные, машиностроительные. Почти нет нарушений сроков страховых платежей среди бюджетных организаций и предприятий малого бизнеса.
Задолженность ПФ перед пенсионерами на 1 февраля (практически сегодня) составляет 325 млрд. рублей.
Заседания областной межведомственной комиссии по пенсиям в областной администрации проходят ежедневно. На селекторном совещании Пенсионного фонда РФ 10 января председатель В.Барчук назвал "аферой"эксперимент, проведенный в сентябре 1996 года Ивановским отделением, когда у нас под якобы щадящий процент был получен кредит Сбербанка на выплату пенсий. Время отдавать долги пришло, а денег нет. Причем существенно этот кредит на ситуацию с пенсиями не повлиял: часть пенсионеров к 10 января не получили еще и октябрьских денег.
Во время селекторного совещания управляющий Ивановским отделением ПФ С.Горохов назвал такие цифры: 25 млрд. рублей не хватает, чтобы закрыть октябрь. Общая задолженность перед пенсионерами — 369,5 млрд. рублей. Растет просроченная задолженность в ПФ предприятий. "Руководители готовы оставить свои места — нет живых денег..."Тут В. Барчук и вступил в разговор: "Предложите, пусть оставит хоть один".
Дальше вспомнили Сбербанк. И председатель ПФ начал употреблять по отношению к известному эксперименту слово "афера". (Как позже выяснилось, договор заключался в его отсутствие, человек, взявший на себя ответственность, в Пенсионном фонде больше не работает. Но, самое главное, с сокращением ставки рефинансирования ставка по взятому кредиту перестала быть льготной. А на ее снижение Сбербанк не идет. Срок погашения кредита истек. Если его не продлить, придется платить большие штрафные проценты. Или надо гасить кредит, отдавать Сбербанку 100 млрд. руб., когда долги перед пенсионерами и так 325 миллиардов.) С.Горохов просил Пенсионный фонд пролонгировать договор о кредите. Вот что было сказано в ответ: "Никаких обязательств по этой афере давать не буду. Влезли в это дело... Заработала она на вас... Если администрация возьмет на себя часть процентов..."На просьбу С.Горохова все же принять его по этому вопросу В.Барчук отрезал: "Сами создали (ситуацию? — В.Р.), сами и расхлебывайте".
Вероятно, следует понимать дело так. Дотаций из Москвы ждать нечего. Если ПФ погасит кредит Сбербанку (дай Бог), выплачивать пенсии придется только за счет собственных страховых взносов, то есть искать и находить внутренние резервы.[7]
Глава областной администрации В.Тихомиров прокомментировал ситуацию так:
"Я по-прежнему считаю, что наше решение о выплате пенсий через Сбербанк было правильным и полезным для области. Мы взяли кредит в 119 миллиардов рублей под щадящий процент, что позволило смягчить ситуацию (кстати, почему-то забывают, что кредит у Сбербанка на выплату пенсий ПФ брал и раньше. Только к ним еще добавлялись проценты, которые забирала почта. Теперь же, минуя связистов, деньги идут напрямую пенсионерам, что снижает затраты.)
Если бы мы не воспользовались кредитной линией Сбербанка, то ситуация была бы гораздо хуже. Последние заявления председателя ПФ России В. Барчука, в которых он пытается представить выплату пенсий через Сбербанк аферой, я считаю чисто эмоциональными. Просто кому-то очень хочется столкнуть меня с Барчуком лбами и сорвать на этом свои дивиденды. Как только закончится выплата пенсий через почту за октябрь, мы начинаем по обеим линиям (Сбербанк и почта) выплату пенсий за ноябрь, то есть уравниваем в правах получателей пенсий. Начинают использоваться и вексельные обязательства Сбербанка, и предприятия-должники перед ПФ будут нести уже более серьезную ответственность, то есть средства с их счетов будут автоматически сниматься. К тому же мной подготовлен документ, который позволит на какое-то время первоочередные платежи предприятиям и организациям делать именно в ПФ."[8].
Однако самих пенсионеров волнуют больше не препирательства чиновников, а пенсии как таковые, точнее, их отсутствие.
1-2-3 февраля по области прокатилась волна “голодных бунтов” пенсионеров. В Ильинском, Кинешме, Иванове, Фурманове прошли митинги.
В Кинешме "заводилами"выступили активисты КПРФ и городской совет ветеранов, на самой акции слово дали и ЛДПР. Закончилось все до банального просто — принятием обращений к Президенту РФ, премьер-министру и председателю Государственной думы. Забастовок, голодовок, демонстраций и т.п. решено пока не проводить.
В Ильинском все прошло по той же схеме, с той лишь разницей, что на здешнем митинге, в отличие от кинешемского, присутствовали представители местной власти.
Организацией митинга в областном центре занималась КПРФ. Пенсионеры в очередной раз услышали привычных ораторов с привычными речами. Ораторы ругали президента и правительство России, городскую и областную администрацию, Пенсионный фонд. Кончился митинг объявлением, что запланирована акция "Судебный иск", которая должна помочь отстаивать законное право на заработанные деньги. Тут же можно было получить образец искового заявления в суд.
В Фурманове дело приняло куда более серьезный оборот. Там акция началась 20 января собранием пенсионеров, на котором был выдвинут ряд требований к районной администрации и назначен срок исполнения — 3 февраля. Требования касались в основном погашения долгов по пенсиям и различным пособиям. Продукты и услуги, предложенные администрацией вместо денег, пенсионеров не устроили. Организовав стачечный комитет, они вышли на общегородской митинг, обращаясь за поддержкой и к профсоюзам, и к товарищам по несчастью во всей области. Фурмановцы предлагали бороться за свои права с помощью силы и до тех пор, пока не наполнятся их кошельки. Старики перекрыли железную дорогу на полчаса, задержав пассажирский поезд "Самара — Санкт-Петербург"и грузовой состав. Заодно были перекрыты и автомагистрали. Но это еще не конец: стачком дал районной администрации новый срок — до 14 февраля. Пенсионеры пообещали, что действия их будут еще решительнее.[9]

2.5. Другие акции протеста

Не состоялась объявленная забастовочным комитетом кинешемского АО "Томна"на 25 января бессрочная забастовка текстильщиков. Их основными требованиями были тоже экономические.
Уладили конфликт спешно прибывший из Нижнего Новгорода держатель солидного пакета акций и председатель совета директоров, а также руководительница столичной фирмы, на давальческом сырье которой предприятие до сих пор работало. Нижегородский бизнесмен оперативно организовал ряд предварительно оплаченных крупных заказов на томнинскую ткань, а хозяйка сырья увеличила текстильщикам на несколько процентов отчисления за изготовленную продукцию.
Выплата задолженности по заработной плате уже началась, полностью она будет ликвидирована в июне.
30 января резиденцию губернатора пикетировали медицинские работники из Иванова, Шуи, Фурманова, Кинешмы. Речь шла не только о выплате зарплаты, но и ее индексации, финансировании отрасли.

Источники:
1. В. Родионова. И власть употребить // Частник. — Иваново, 1997 — 5 февраля N 10 — с. 26.
2. Трофим Манн. С Новым годом г-н губернатор // Будни-2 — Иваново, 1997 — 5 февраля, N 5 — с. 4.
3. Ю. Кузьмин. Ждем кардинального решения // Ивановская газета — Иваново, 1997 г. — 9 января, N 4 — с. 1-2.
4. Е. Смагина. Текстиль выживет, если ему помогут // Ивановская газета — Иваново, 1997 г. — 6 января, N 2 — с. 1-2.
5. Ю. Кузьмин. Судьбы бизнес-планов // Ивановская газета — Иваново, 1997. — 30 января, N 19 — с. 2,7.
6. М. Коровин. Ломка // Будни-2 — Иваново, 1997 — январь, N 4 — с. 4.
7. Л. Сереброва. Объявляется мобилизация // Рабочий край — Иваново, 1997 — 11 января, N 5 — с. 1.
8. Кстати... // Рабочий край — Иваново, 1997, 18 января, N 10 — с. 1.
9. Стачком в действии // Прямая речь — Иваново, 1997 г. — 6 февраля, N 14 — с.1.