Наверх

"Российская газета"- Федеральный выпуск №4065 Андижан: тогда и год спустя

12.05.2006 00:00
Владимир Щедрин (Москва - Ташкент - Андижан)

Об андижанских событиях написаны горы статей, там есть все - и правда, и ложь, и нейтральное безразличие, и, конечно, эмоции, водопадом слез и криков бьющие через край. События, кроме того, оставили массу вопросов, ответить на которые даже спустя год непросто. Один из них: в какой стране писался сценарий для Андижана? Вариантов ответа много, но только на первый взгляд.
Остаются также интересными сегодня оценки произошедшего в мае 2005 года. Они иногда просто полярны, что говорит скорее не о широте взглядов, а об обыкновенном упрямстве и категорическом нежелании некоторых "аналитиков"черное называть черным, а белое белым. "Настораживает одна вещь, - сказал в интервью корреспонденту "РГ"хоким (глава администрации) Андижанской области Сайдулло Бегалиев. - Журналисты ряда СМИ отказывались верить мне, представителю официальной власти Узбекистана, но охотно пересказывали байки случайных людей, иногда откровенных врунов и проходимцев, выдавая их мнения за истину в последней инстанции. Кто-то, очевидно, выполнял заказ, когда пытался "разместить"на крошечной площади перед зданием администрации 10 тысяч митингующих, когда передавал в свои издания шокирующие цифры о "сотнях"убитых, "тысячах"раненых и тому подобные небылицы".
Небылицы - тема отдельного повествования. Но много интересного, например, просто ускользнуло от внимания многих. Например, в первое утро "бунта"один весьма высокого ранга европейский чиновник энергично высказался в телевизионном эфире об андижанских событиях, поведав сонным еще европейцам конкретные цифры жертв. Кто считал, кто проверял, - чиновника мало заботило. Название города и страны он произносил невнятно.
Еще один показательный момент. Люди военные рассказывали, что весь бунт мог закончиться буквально не начавшись, если бы террористов атаковали во время их "похода"в городскую тюрьму. Там им удалось освободить около 500 заключенных, часть из которых взяла в руки оружие и нарушила закон еще раз.
С военной точки зрения эта операция была бы в высшей мере эффективной. Но она привела бы к жертвам, прежде всего среди террористов и заключенных. А вот жертв как раз и стремилось избежать всеми силами руководство области и страны - президент Каримов знал о событиях в Ферганской долине с первых минут и утром 13 мая прибыл в Андижан.
Террористов увещевали, как говорится, на самом высоком уровне. Хоким Бегалиев лично разговаривал по телефону с главой бунтовщиков, предлагал транспорт, чтобы тот увез "своих", например, в Киргизию, то есть, туда, откуда они и пришли. Это был еще один вариант решения проблемы с минимальным кровопролитием. Кабул Парпиев отказался. Отказался не сразу, а после консультации, видимо, со своими хозяевами, так сказать, "кукловодами". Уйди он вместе со своим отрядом, и количество жертв было бы на порядок меньше. Но не эта проблема волновала террористов и, главное, их хозяев: нужен был шум, большой, желательно кровавый и, естественно, на территории Узбекистана, а не соседнего государства. Так что Парпиеву уезжать запретили.
Бегство состоялось позже. Солидная группа террористов благополучно перекочевала - кто-то даже вместе с семьями - в Киргизию, а затем дальше в Румынию. Главарь "восставших"Кабул Парпиев, вместо того чтобы стать по сценарию мучеником, исчез и, возможно, находится в одном из соседних государств. Кстати, среди новоиспеченных эмигрантов есть, по некоторой информации, немало тех, кто потрясал оружием на ступеньках здания хакимията, есть те, кто стрелял по заложникам, кто пытал безоружных, связанных проволокой людей. Разобраться в этом можно было бы, и это совсем несложно, но добрая старая Европа смотрит на подобные вещи сквозь пальцы, если это не касается, разумеется, самой Европы.
Мне приходилось разговаривать с теми, кто побывал в руках пьяных, "обкуренных"и одурманенных наркотиками "повстанцев". Именно так террористов называли в Европе, забывшей, кажется, героев Пражского восстания, польских патриотов из варшавского гетто, французских "маки". Бывшие заложники рассказывали страшные вещи. От таких воспоминаний просто некуда деться. Единственный способ пережить беду - уйти с головой в работу. Работы в Андижане много...
В прошлом году в Андижанской области собрали 310 тысяч тонн хлопка. (Фактически собрали даже больше - 319, но в отчетах фигурировали "плановые"310 тысяч тонн.) Не то чтобы такой урожай можно было назвать невиданным, но это очень серьезная цифра. И весь этот белый и воздушный товар до последней тонны был продан чуть ли не на корню. В нынешнем, 2006-м, андижанцы намерены собрать 350 тысяч тонн, на которые уже сейчас, когда хлопок только-только высеян, есть покупатели.
- Если земля в руках у хозяина, - рассказывает Сайдулло Бегалиев, - то все будет хорошо, то есть, все будут сыты, обуты и одеты. Агротехника у нас везде одинаковая, водные ресурсы одинаковые, ГСМ одинаковые - хозяева разные.
Вот пример: есть у нас один район, целинный, как мы говорим, который в 2004 году закончил работу с убытком в 20 миллиардов сомов. Мы раздали землю фермерам и в 2005 году получили чистую прибыль 1,7 миллиарда. Доля фермеров в 2004 году составляла 16 процентов, а сегодня она равна 65.
В 1994 году, когда я работал хакимом района, в месяц каждый человек получал талон на 2,5 кг муки. Сегодня покупай на выбор все, что хочешь и сколько хочешь. Одна лепешка в прошлом году стоила 100 сумов, и сегодня цена не изменилась. Мука сегодня стоит 200 сумов за килограмм. Растительное масло - 800 сумов литр. Молоко на базаре - 200 сумов литр. В прошлом году на выделенные правительством 2,5 миллиарда сумов кредита мы смогли организовать 10 тысяч рабочих мест. Говорю это не для того, чтобы похвалиться результатами, а чтобы подтвердить лишний раз: наш народ любит и может работать, и мы хотим работать и торговать. А те, кто берет в руки оружие, это, как сказал наш президент, "плохие дети", тоже наши, только заблудшие.
Времена изменились, и сегодня визитной карточкой Андижана неожиданно стал не хлопок, не урюк, дыни или зерно, а крупнейший в регионе завод по производству легковых автомобилей "УзДЭУавто". Совсем недавно он отметил свое десятилетие. Сейчас это предприятие выпускает автомобили нескольких моделей, которые идут буквально нарасхват, словно горячие пирожки, не только в стране, но и далеко за ее пределами.
Общий объем промышленного производства Андижанской области оценивается в 2005 году в 1 триллион 151 миллиард сумов. Цифра весьма внушительная, впрочем, она не единственная, есть и другие, не менее показательные.
Об инвестициях не зря говорится так много в Узбекистане и на региональном, и на правительственном уровне. Там есть, куда вкладывать деньги. И они вкладываются, и работа совместных предприятий принимает все более основательный характер.
Один из последних региональных проектов - установление прямых связей Ивановской области - самого знаменитого текстильного региона России с Ферганой, в частности с Андижаном. Российская делегация во главе с председателем Законодательного собрания Ивановской области Андреем Назаровым уже побывала в Андижане. По его мнению, перспективы сотрудничества самые обещающие. "Интерес узбекской стороны к сотрудничеству огромный, искренний, - отмечает Андрей Владимирович. - Нашу делегацию встречали на самом высоком уровне. Лейтмотив всех встреч - выработка стратегии выстраивания тесных экономических связей".
Хоким Андижанской области Бегалиев обещает в скором времени послать свою делегацию в Иваново. Не за невестами. По делу. Можно верить, что дело сладится.