Наверх

"Российская газета"- Верхняя Волга №4109 Синдром равнодушия

05.07.2006 00:00
Цена врачебной ошибки - жизнь

Сергей Ветошкин (Иваново)

Эта печальная история произошла в ивановском родильном доме № 1 еще в марте 2003 года. 26-летняя жительница Иванова родила там здоровую доношенную девочку, а сама умерла от сильнейшей кровопотери. Причиной смерти, как установила областная комиссия по родовспоможению, стали обширные разрывы родовых путей, которые усугубил так называемый ДВС-синдром, то есть плохая свертываемость крови.
По мнению ивановских экспертов, врачи в той ситуации делали все, что могли. Но кровопотеря оказалась слишком большой - более 1,5 тысячи миллилитров, и через час после операции роженица умерла от остановки сердца.
То есть, по заключению местной комиссии, смерть пациентки предотвратить было нельзя, как и точно диагностировать наличие хронического ДВС-синдрома. И на этом основании в возбуждении уголовного дела по факту смерти роженицы было отказано.
Но когда встал вопрос о взыскании с роддома денежной суммы в пользу новорожденной девочки и ее опекунши - бабушки, было решено провести независимую экспертизу с привлечением акушеров-гинекологов из Владимира и Москвы. И тут уже выводы экспертов получились совсем другие.
В частности выяснилось, что у лечащего врача, который принимал роды, умершая находилась под наблюдением еще с осени 2002-го. Тогда же у женщины выявили целый букет патологий, в том числе хронические воспалительные заболевания родовых путей. Беременная несколько раз сдавала кровь и для анализа свертывающей системы, что свидетельствовало о проблемах с тромбоцитами. Однако это никого из врачей не насторожило в плане возможного развития синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови (ДВС-синдрома).
И уж совсем вопиющий факт, по мнению иногородних специалистов, - развитие у женщины острого пиелонефрита во время беременности, что говорит об отсутствии адекватной терапии как в женской консультации, где она наблюдалась, так и в роддоме № 1, где умершая, напомним, была на сохранении при сроке беременности в 20 недель, причем у того же самого врача, который был назначен лечащим накануне родов.
То есть главная вина этого медика, как сказано в судебном приговоре, - расчет на естественное течение родов вместо кесарева сечения, что обязательно следовало предусмотреть при наличии у пациентки воспаления родовых путей. А кроме того, были ошибки врачебной бригады и уже в процессе родов. Глубокого разрыва мягких тканей, как считают независимые эксперты, могло и не быть при своевременном введении роженице препаратов спазмолического действия. Явно запоздала дежурная бригада с вызовом более квалифицированных коллег, включая главного врача. Ну и наконец главное – в роддоме в тот момент не было собственных запасов препаратов крови из-за отсутствия холодильных камер, а полученные по срочному заказу со станции переливания крови пришли, увы, с роковым опозданием.
Таким образом, ошибочные решения лечащего врача тут усугубил и в целом уровень родовспоможения. Этим, наверное, тоже объясняется попытка областной экспертной комиссии выгородить коллег. А вот заключения независимой врачебной экспертизы вполне хватило суду для того, чтобы приговорить лечащего врача умершей роженицы к двум годам лишения свободы в колонии-поселении с лишением ее права на такой же срок заниматься врачебной деятельностью.
По мнению адвокатов, приговор акушеру-гинекологу слишком суров. И они намерены его обжаловать в вышестоящих судебных инстанциях. А вот следователь Фрунзенской районной прокуратуры Андрей Стрижов считает, что давно настала пора ужесточить ответственность медиков за халатность и безответственное отношение к своим обязанностям. Последнее время, как он рассказал, количество жалоб на докторов возросло. Были и факты смерти больных из-за запоздалой диагностики и неправильного лечения. Но очень сложно бывает в таких случаях, как говорят в прокуратуре, привлечь к уголовной ответственности конкретного врача. Чаще дело ограничивается взысканием денежных сумм с лечебного учреждения, как это было, к примеру, три года назад после смерти в одной из районных больниц пятилетнего ребенка.
Так что прецедент с осуждением акушера-гинеколога в этом смысле, как рассчитывают прокуроры, должен сыграть серьезную профилактическую роль. А в Ленинском районном суде города Иванова тем временем рассматривается еще одно уголовное дело врачей, не сумевших спасти пациента от смерти.