Наверх

Журнал "Огонёк", №44 (5253) Время общих фраз

05.11.2012 00:00
Ольга Филина, Мария Портнягина и Сергей Мельников приобщились к партийной жизни

Рекордно низкая явка на выборах 14 октября стала такой же неожиданностью для российских политических сил, как и внезапное пробуждение народа в декабре 2011-го. Расписавшись в том, что избирателя они не понимают и не контролируют, партии постфактум надумали исправить дело. Сразу несколько системно-оппозиционных блоков провели свои съезды, пытаясь обновить программы и сплотить ряды сторонников. "Огонек"понаблюдал за поисками новой повестки дня.

Периферийные споры

Справороссы собрались на партийную конференцию в доме отдыха "Покровское", что в 40 километрах от Москвы, словно бы подчеркивая символическую дистанцию от Кремля и пытаясь быть ближе к региональному избирателю. Если в первом убедить частично получается — особенно после единого дня голосования, когда ряд эсеров не допустили до участия в выборах, то со вторым есть некоторые проблемы — как публично признался лидер партии Сергей Миронов, по итогам 14 октября "Справедливая Россия"получила всего 2,7 процента от общего числа распределяемых мандатов. 13 процентов голосов народной поддержки, завоеванных на декабрьских выборах в Госдуму, медленно тают.
Партийному делу сложно пойти на лад, когда согласие между товарищами зыбкое. Неприятный сюрприз к шестилетию партии преподнес Владимир Парахин, ставший уже восьмым отколовшимся от фракции эсеров в ГД. Верные делу партийцы называют подобных людей "митрофановскими перевертышами", в честь бросившего справедливороссов главы думского комитета по СМИ.
Еще больше руководство партии занимают перевертыши другого сорта. Сергей Миронов во вступительной речи объявил, что внутри СР появилось политические сектантство, с которым следует бороться. Почему-то Миронов вместо слова "сектантство"произносил "секстантство". В терминологии лидера партии к "секстантам"относятся те, кто пытается оседлать волну уличного протеста,— отец и сын Гудковы и Илья Пономарев. Именно они, по версии Миронова, повинны в неудачных результатах партии на выборах. Вообще, если верить словарям, при помощи "секстантов"моряки определяют координаты той местности, в которой находятся. Гудковы и Пономарев, по-видимому, вышли за пределы справороссовской системы координат. Дмитрий Гудков во время речи Миронова демонстративно сидел в одиночестве на последнем ряду и переписывался в Twitter. Краем уха уловив намек на себя, Гудков тут же отстрочил в блог: "Это с нами, что ли, Миронов борьбу объявил?"
В собственном выступлении Гудков-младший был бескомпромиссен:
— Нужна серьезная трансформация СР: либо мы ориентируемся на пенсионеров — электорат КПРФ, либо мы — современная партия, ориентирующаяся на средний класс. Мы как персонажи того анекдота о мужчине, которому всю жизнь нравились стройные блондинки, а он всю жизнь спал с пухлыми брюнетками.
Задор Дмитрия Гудкова, которого старшие товарищи упорно называли Димой, его утверждения о том, что "реальность сегодня в интернете", что партии нужно финансировать "через фандрайзинг", не находили понимания у окружающих.
Что до предводителя "секстантов"Геннадия Гудкова, которого эсеры пламенно отстаивали перед угрозой лишения мандата, то теперь он вполне может лишиться и партбилета. Справороссовский мейнстрим ясно дал понять, что не стремится ни к каким радикальным позициям.
Илья Пономарев, одетый в неформальный свитер вместо характерного для остальных делегатов пиджака, уехал с мероприятия через полчаса после начала, узнав о том, что слово давать ему не планируют. Вообще, разрозненность справедливороссов отчетливее всего выражалась в разнице дресс-кодов: выделялась группа убеленных сединами провинциальных мужей с красными флагами на лацканах непритязательных пиджаков. Противоположность им — мужчины средних лет, из предпринимателей, с недешевым парфюмом и российским триколором на дорогих костюмах. При этом люди в непритязательных пиджаках имели явные претензии к коллегам в дорогих костюмах, кем бы они ни были: "сектантами"или "системщиками".
Вот выступает на конференции председатель Калужского отделения СР Андрей Перчян, технарь, специалист по автомобильной электронике:
— Передо мной должен был сказать свое слово депутат Госдумы Четвериков, избранный от Калужской и двух соседних областей. Так мы у себя его в глаза не видели — у него нет ни приемной, ни помощника... По всем возможным каналам связи я не могу найти его!
Где-то минут через десять после тирады Перчяна на сцену поднимается опоздавший и ни о чем не подозревающий Александр Четвериков с заявлением:
— Партия — это не только руководящие органы, но и каждый член нашей партии!
Зал, полный регионалов, улюлюкал, гудел и кричал оратору: "Калуга ждет!"Упреки Перчяна были далеко не единственными, на невнимание к регионам со стороны думских избранников жаловался, например, и главный справедливоросс Ивановской области Павел Попов:
— Я в своем регионе пять лет отпахал! Мы "сделали"депутата, который не появляется у нас. Это что, правильно?
Возмутило рядовых партийцев и то, что разговор о реальной социал-демократии старанием руководящих лиц обернулся сплошной демагогией. Один из докладчиков, питерец Олег Нилов, даже предположил, что на некоторых партийных акциях можно использовать не самый социал-демократический лозунг "С нами Бог и святая Русь!".
После конференции эсеров ждал очередной удар: председатель партии "Родина"Алексей Журавлев и глава Партии пенсионеров Игорь Зотов публично разорвали соглашение о создании "Справедливой России", подписанное шесть лет назад вместе с Партией жизни Сергея Миронова. Демонстративный характер акции стал тревожным сигналом для руководства партии и, вероятно, заставит его еще решительнее отмежеваться от "белоленточников". Однако, даже исключив всех оппозиционеров из рядов "системщиков", справороссы вряд ли добьются единства: недовольство регионов своими представителями в Госдуме, впервые ставшее публичным, игнорировать сложно. Если федеральные споры можно решить лишением партбилета, то споры между центром и периферией, которой наскучило покрывать конъюнктурные метания своих московских лидеров,— только сменой региональных команд, что вряд ли понравится избирателю.

Слишком общая платформа

Вообще, несогласованность риторики центра и регионов, занятых не большой политикой, а своей и конкретной, становится очевидной, даже если партия только что возникла и груз претензий накопиться не успел. Съезд "Гражданской платформы", новой партии миллиардера Михаила Прохорова, яркий тому пример. Ушедший из бизнеса Прохоров, так и не научившийся громко говорить на публике, деловито раскрывал со сцены ключевые пункты своей программы: профессионализм вместо вождизма, возрождение культуры и ограничение влияния церкви, упразднение национальных округов, внимание к личности... Начиная очередное предложение, он даже специально подчеркивал, к кому обращается: "Нам, новому политическому поколению", "мы, новое политическое поколение". Однако часть делегатов съезда упорно демонстрировала, что ждет от Прохорова как раз того, от чего тот открещивается:
— Лидером он должен быть, вождем,— поясняет Нурия Курмалиева, председатель Астраханского исполкома "Гражданской платформы", смакуя за обедом печенку с удивительно уместным названием "Гулливер".— Я до Прохорова восемь лет поддерживала Народную партию и лично Райкова Геннадия Ивановича. Вот тот тоже был мужчина! Он гомосексуализм хотел запретить, говорил серьезно. А теперь я на Прохорова посмотрела, почувствовала: этот может.
На личные способности Прохорова, кстати, обращала внимание собравшихся и его знаменитая сторонница — Алла Пугачева, настаивая, что России нужен "хозяин". Слабые потуги миллиардера говорить о децентрализации управления при таком женском дуэте казались либо лукавством, либо досадной ошибкой спичрайтера.
Мужская часть делегатов, как и следовало ожидать, состояла преимущественно из предпринимателей, финансистов и юристов. Но даже эта избранная аудитория не дотягивала до высокой планки "нового политического поколения", установленной лидером. Например, когда Прохоров пояснил, что членство в его партии предполагает профессиональное занятие политикой, и ничем другим, а всем совместителям предложил остаться "сторонниками", делегаты возроптали.
— Ему, конечно, легко говорить: он ОНЭКСИМ уже создал, живет на дивиденды,— сетовал Константин Еремин, делегат от Пермского края.— А я вот, может, еще только в начале пути. Если бы я мог свой банк купить, стал бы политиком-профи. Ждать надо простых партийцев!
Представителям бизнеса, многие из которых, естественно, воспринимали Прохорова как своего лоббиста, вообще стало казаться, что им уделяют слишком мало внимания: все о культуре да о личности, а о поддержке предпринимателя — чуть-чуть. В федеральный политкомитет частные предприниматели не вошли, если не считать гендиректора "Пермской энергосбытовой компании"Дмитрия Орлова. Зато там оказались, например, полковник спецподразделения ФСБ "Альфа"Сергей Милицкий и сотрудник Росрезерва Андрей Назаров. Еще шире выглядит состав Федерального гражданского комитета — этакой дискуссионной трибуны при партии: там значатся и известный благотворитель доктор Лиза (Елизавета Глинка), и сопредседатель партии РПР-ПАРНАС Владимир Рыжков.
Даже "Единой России"Прохоров рад. Хоть он и напомнил, что отказался быть кремлевским проектом, но диалога не исключил.
— Абсолютно правильная позиция,— похвалил лидера юрист Валих Аббасов, председатель Башкортостанского регионального отделения.— Мы, конечно, боролись на президентских выборах за нашего кандидата, Прохорова, но выбрали другого. И это наш президент, мы должны его уважать. И с ним не ссориться.
Съезд так преуспел в желании ни с кем не ссориться, что региональные главы "Платформы", раздавая телефоны журналистам, в унисон просили: пока не звоните, мы так и не поняли, какая у нас программа и что вам говорить.

Пролетарский бизнес

Зато программа КПРФ понятна не только партийцам, но и всей России последние лет 20, а то и 100. Октябрьский пленум ЦК КПРФ подтвердил, что изменений в генеральной линии партии, несмотря на ее низкие проценты на выборах, не предвидится. Лидер коммунистов Геннадий Зюганов согласно повестке сделал доклад "об актуальных вопросах совершенствования идейно-теоретической работы партии", который в общих чертах сводился к рассказу о многострадальной России. С учетом широкого использования риторики, отсылающей ко времени холодной войны, вроде "происки мирового империализма", "вашингтонские ястребы", "краснеющая Латинская Америка", было неудивительно услышать, что КПРФ сохраняет верность своей главной цели — "излечить капитализм социализмом".
Интереснее было узнать, что "исходя из текущей политической обстановки"партийцы планируют объединить левые силы и возглавить протестное движение в стране. При заявленном стремлении улавливать протестные настроения, что, по версии коммунистов, не удалось оппозиционерам из либерального лагеря, КПРФ указала на свою полную идеологическую бескомпромиссность: только идеи марксизма-ленинизма, диалектического материализма и классовый подход. Секретарь ЦК КПРФ Дмитрий Новиков даже посчитал необходимым сказать о беспочвенности "обвинений в адрес коммунистов в скатывании к социал-демократии", а "союз с либералами", на который пошел Сергей Удальцов, доверенное лицо Зюганова на президентских выборах, назвал "союзом с дьяволом". В переводе на разговорный русский это, очевидно, значило, что с массовым протестным движением партия аккуратно разошлась.
Судя по новому лозунгу, который был представлен на пленуме — "Пролетарии и патриоты, объединяйтесь!",— коммунисты продолжают видеть в качестве ядра своих сторонников пролетариев: "они раздроблены, но живы, и не только живы, происходит их классовое взросление". Под патриотами, очевидно, коммунисты понимают тех, кто против "уничтожения российской цивилизации"и разрушения традиционных, в том числе христианских, ценностей.
Между тем новые партийцы, которым на этом пленуме вручали членские билеты, до смешного не подходили под описание "ядра сторонников". Среди вновь пришедших преобладали предприниматели и студенты.
— В колледже, где я учился, отправляли учащихся на акции единороссов, мне это не нравилось,— пояснил причину вступления в партию 19-летний житель московского района Солнцево Сергей Чекрыгин.— Вообще, партии нужно быть проще, привлекать молодых: первичка, в которой я состою, маленькая — около 20 членов, из них до 35 лет человека четыре всего.
— Мы, молодые партийцы, подпадаем под обаяние Геннадия Андреевича Зюганова, который предстает перед нами в образе такого доброго дедушки,— заявляет 20-летняя Анастасия Лешкина, студентка Литинститута и член КПРФ с 2010 года.— Но понятное дело, что партии нужно обновляться.
С этим, очевидно, не очень согласны партийные бонзы, гремящие идеологической броней. Охраняя свою системно-оппозиционную вертикаль, вместо обновления они обещают молодым создание коммунистического интернет-телевидения и открытие Центра политической учебы. Молодые, слушая такие щедрые посулы, скучают на задних рядах, чтобы поговорить уже друг с другом, в кулуарах. Вместе с ними скучает избиратель.